Дробление бизнеса схема или нет?

Позволит ли дробление бизнеса законно оптимизировать налоги?

Дробление бизнеса схема или нет?

В рамках проектов по налоговому планированию нам часто приходится прибегать к такому инструменту законной оптимизации, как дробление бизнеса на несколько юридических лиц.

Помимо безопасного снижения налогов, это позволяет решить многие другие, не менее важные для бизнеса, задачи: от диверсификации рисков, связанных с недобросовестными поставщиками, до защиты активов компании от налоговиков и кредиторов в случае непредвиденного банкротства.

Сегодня мы расскажем о том, как безопасно ввести в структуру бизнеса несколько юридических лиц, применяющих «упрощенку», в целях снижения налоговой нагрузки компании – так, чтобы  налоговики не увидели в дроблении бизнеса признаков схемы и не взялиись доказывать умысел руководства компании с целью привлечь к уголовной ответственности. 

При наличии каких признаков налоговики должны рассматривать дробление бизнеса как схему ухода от налогов, говорится в письме ФНС от 13.07.2017 № N ЕД-4-2/13650@.

«Самые опасные схемы ухода от налогов, о которых знает ФНС»

Важно!

Официального прямого запрета на дробление бизнеса нет. А для лиц, его практикующих, в УК РФ не предусмотрено статьи. Между тем риск нарваться на претензии ИФНС и попасть на доначисления в последние годы существенно вырос.

Дело в том, что в августе 2017 года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс РФ, которые серьезно ограничили возможность применения определенных способов снижения налогов. Они коснулись в том числе и дробления бизнеса.

Они коснулись в том числе и дробления бизнеса. Подробнее об этом читайте здесь >>>

По каким признакам инспекторы обнаружат дробление бизнеса?

Если компания уже находится на «упрощенке», но объем выручки вот-вот превысит допустимые лимиты – велик соблазн открыть еще одно юридическое лицо с таким же видом деятельности, теми же учредителями и по тому же юридическому адресу, чтобы продолжить вести бизнес на льготных налоговых условиях.

Либо владельцу компании с общей системой налогообложения может прийти в голову здравая мысль разделить свой бизнес на два идентичных юридических лица с УСН, уложив выручку по каждому из них в законные лимиты и тем самым обеспечить снижение налоговой нагрузки.

Так вот. И в том, и в другом случае подобный «лобовой» путь будет являться незаконным, поскольку очевидна цель – намеренное снижение налогов. В последнее время налоговые инспекторы успешно доказывают неправомерность такого подхода в судебном порядке.

Какую выгоду дает «упрощенка»?

Рассмотрим на конкретном примере, на сколько же можно снизить налоги путем замены одного юрлица на НДС двумя отдельными фирмами, работающими без НДС (т.е. применяющими «упрощенку»). Допустим, выручка компании – 100 млн руб. / год. А ее расходы за тот же период составили 65 млн руб. (с НДС).

В этом случае за год компания должна отдать в государственную казну следующие суммы:

  • 5,83 млн руб. в виде налога на добавленную стоимость;
  • 5,83 млн руб. в виде налога на прибыль.

Итого, суммарная налоговая нагрузка компании из нашего примера составит 11,66 млн руб./год или 14% от выручки (очищенной от НДС). Теперь предположим, что данная компания разделилась на две фирмы, каждая из которых применяет УСН. При аналогичных показателях нам придется заплатить в казну следующие суммы:

  • 5,25 млн руб. или 5,25% от выручки (если применяется режим УСН-15);
  • 6 млн руб. или 6% от выручки (если применяется режим УСН-6).

Таким образом, отказавшись от фирмы на НДС, мы снизим налоги:

  • в 2,2 раза – при дроблении бизнеса на 2 фирмы с УСН-15;
  • в 1,9 раза – при дроблении бизнеса на 2 фирмы с УСН-6.

При дроблении бизнеса с целью снижения налогов необходимо соблюдать важнейшие правила безопасности.

Правило безопасности № 1. Никакого стихийного открытия новых компаний

Оптимизация налогов – это проект. И, как любой проект, он требует грамотной предварительной подготовки и оценки возможных последствий. Поэтому первое, что важно понять, – это число участников новой бизнес-структуры.

Лучше исходить из прогнозного размера выручки на ближайший год. Это позволит правильно рассчитать – сколько новых юрлиц на «упрощенке» потребуется и поможет избежать бессистемного открытия новых ООО, как только показатели одного из них приблизятся к лимитам.

Правило безопасности № 2. Никакой аффилированности юридических лиц

Неизбежное подозрение в незаконном снижении налогов и совершении налогового преступления у ИФНС возникает, если у нескольких юридических лиц на «упрощенке» один и тот же генеральный директор или учредитель. Чтобы это увидеть – инспекторам достаточно получить информацию из открытых источников (например, из выписки ЕГРЮЛ).

Конечно, взаимозависимость участников сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды и ухода от налогов. Но в большинстве случаев такая ситуация является поводом для тщательной налоговой проверки. И уже в рамках проверки инспекторы начнут копать вглубь и смогут доказать взаимосвязь между юр.лицами в целях налоговой оптимизации, если:

Организации плотно взаимодействуют между собой на нерыночных условиях. Например, для пополнения оборотных средств, одна компания предоставляет беспроцентные займы другой или продает ей товары по цене более низкой, чем у внешних контрагентов.

В целях безопасности, необходимо избегать пересечений в деятельности, таких как выдача займов друг другу, перепродажа товаров, работ или услуг. То есть чисто внешне деятельность компаний должна иметь независимый характер.

Либо взаимосвязь компаний должна быть убедительно обоснована деловыми задачами (см. ниже – «Правило безопасности №3»)

В компаниях оформлены одни и те же сотрудники. Как правило, в фирмы, созданные для распределения выручки, не нанимаются новые сотрудники. Финансовые документы подписывают те же менеджеры, что и в смежных организациях. Чаще всего они оформлены по совместительству, что недвусмысленно доказывает взаимосвязь компаний.

В целях безопасности, в каждой компании должен быть свой (пусть маленький) штат сотрудников, которые не будут оформлены по совместительству в других организациях группы.

Компании обслуживает одна и та же штатная бухгалтерия. Зачастую, несмотря на наличие нескольких, казалось бы, самостоятельных юридических лиц, финансовый учет по ним ведется одной и той же бухгалтерской службой, которая входит в инфраструктуру главной компании.

При этом очевидно, что основным видом деятельности данной компании является продажа товаров или оказание услуг, а не ведение бухгалтерского учета.

Это дает инспекторам повод считать, что именно данная компания является центром принятия решений и в действительности функционирует только она одна, а остальные существуют для экономии налогов.

Правило безопасности №3. Разделение бизнеса необходимо обосновывать деловыми целями

Если без аффилированности никак не обойтись, то при внедрении в инфраструктуру бизнеса нового юрлица необходимо иметь четкое представление о том, какую бизнес-цель оно будет преследовать. Официальная причина для разделения бизнеса должна быть убедительной в глазах налоговых инспекторов.

Например, компании в составе Группы могут продавать разные виды товаров. Или можно разграничить их деятельность по территориальному признаку. Вариантов много.

Но лишь в этом случае можно будет обосновать целесообразность наличия нескольких фирм на «упрощенке» в составе одной Группы компаний.

Правило безопасности № 4. Самостоятельность ведения деятельности каждого участника

Отсутствие самообеспечения – главная придирка налоговиков, наряду с взаимозависимостью. В глазах налоговиков каждая компания должна быть полностью самостоятельной. В чем же это выражается? Налоговая должна увидеть, что каждый участник является самостоятельной бизнес-единицей, т. е.

на балансе есть основные средства, он несет расходы и имеет расчетный счет и профильных специалистов в штате.

По нашему мнению, самостоятельность каждого юридического лица в части ведения бизнеса усиливает защиту в реальных судебных делах в рамках дробления и затрудняет реализацию субсидиарной ответственности.

***

Итак, придерживаясь вышеперечисленных принципов, дробление бизнеса может быть выгодным и удобным инструментом для законного снижения налогов. А в случае претензий со стороны ИФНС, всегда можно будет обосновать причины, по которым произошло разделение бизнес-процессов на разные фирмы, неналоговыми целями.

Поскольку деятельность каждой компании имеет свою специфику, мы разрабатываем индивидуальные решения под конкретного клиента.

Если Вам требуется грамотно разделить бизнес, или Вы хотите навести порядок в нескольких открытых ООО, не дожидаясь налоговой проверки и доначислений – наши налоговые консультанты всегда готовы помочь.

Надеемся быть Вам полезными!

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/kak-zakonno-snizit-nalogi-putem-drobleniia-biznesa-na-neskolko-iuridicheskikh-lits-7200/

Дробление бизнеса: три ошибки и два правила

Дробление бизнеса схема или нет?

Платить меньше налогов — вполне понятное желание компаний. Предприимчивые бизнесмены уже придумали массу схем для минимизации налоговых платежей. Одна из них — дробление бизнеса. Естественно, налоговиков не устраивает снижение потока налоговых поступлений в бюджет. Из-за этого возникают споры, которые приходится решать в суде.

Вопрос о законности дробления бизнеса уже 13 раз выносился на обсуждение Верховного суда РФ. А количество дел, рассмотренных окружными судами, приближается к двум сотням.

Мы проанализировали 198 судебных разбирательств и делимся с вами своими выводами о том, когда дробление компании на несколько новых фирм приведет к доначислениям, а когда — нет.

В практике делового оборота под дроблением бизнеса подразумевается его перестройка, в результате которой компания сэкономит на налогах, например разделение одной компании на несколько посредством реорганизации, создание новых организаций или работа с зависимыми индивидуальными предпринимателями.

Такие манипуляции находятся под пристальным вниманием налоговиков. Налоговые органы уверены в том, что любое дробление бизнеса направлено на создание схемы по минимизации налогов. В результате проверяющие рассчитывают налоги исходя из всей суммы доходов, полученных зависимыми лицами, и вменяют доначисления плюс штрафные санкции материнской компании.

Если налогоплательщик не сможет обосновать экономическую сущность дробления бизнеса, суды признают доначисления правомерными. Когда у компании есть аргументы, которые доказывают, что разделение было необходимо, шансы отбиться от претензий налоговиков есть.

Давайте посмотрим, правомерность каких действий компании по оптимизации бизнеса будет сложно отстоять в судах.

Ошибка 1: разделиться, чтобы сохранить право на спецрежим

Дробление компании широко используется, чтобы не утратить право на использование такого специального режима, как упрощенная система налогообложения.

Напомним, что «упрощенка» может применяться до тех пор, пока выручка не превысит 150 млн руб.

Также ограничения есть по численности работников (их не должно быть больше 100 человек) и остаточной стоимости основных средств — не более 150 млн руб. (подп. 15 п. 3 ст. 346.12, п. 4 ст. 346.13 НК РФ).

Чтобы остаться в пределах этих показателей, владельцы бизнеса совершают разделение организации на несколько компаний, которые продолжают заниматься тем же видом деятельности, что и материнская компания, зачастую в том же самом помещении. Именно так произошло в деле, рассмотренном в постановлении АС Дальневосточного округа от 22.10.2015 № Ф03-4073/2015.

Компания на упрощенной системе оказывала гостиничные услуги.

Когда выручка фирмы приблизилась к пороговому значению, превышение которого повлекло бы утрату права на этот спецрежим, собственник зарегистрировал другую организацию с аналогичным видом деятельности.

Он же выступил учредителем еще двух фирм, которые оказывали услуги питания клиентам отеля. Инспекция решила, что бизнес разделили только с одной целью: не выйти за предельные значения по доходу и остаться на упрощенной системе налогообложения.

В данном деле суд подтвердил необоснованное дробление и поддержал инспекцию в доначислении налогов на сумму более 32 млн руб. Доказательствами, помимо отсутствия реальной деловой цели, в том числе стали:

  • оказание услуг разными фирмами в одном и том же помещении;
  • отсутствие документооборота между компаниями.

Организация также может погореть на фиктивном дроблении с целью сохранения спецрежима, если налоговики обнаружат, что ее работники переведены в подконтрольные организации. Особенно если заявления на увольнение путем перевода работники написали в один день.

Инспекторы в таком случае обязательно проведут допросы сотрудников, чтобы выяснить условия перехода: сохранились ли за ними те же должность и заработная плата, обязанности, адрес места работы, руководство. И если все подтвердится, то дробление признают необоснованным.

Так, в деле, дошедшем до Верховного суда РФ(Определение от 23.01.

2015 № 304-КГ14-7139), налоговики в результате контрольных мероприятий сделали вывод о том, что организация вела финансово-хозяйственную деятельность в условиях формального дробления бизнеса с целью занижения численности работников путем распределения их на несколько организаций.

В результате компанией была получена необоснованная налоговая выгода посредством применения специального налогового режима. В связи с этим инспекция доначислила обществу налоги по общей системе налогообложения, начислила соответствующие суммы пеней и штрафа.

Суды поддержали вывод налоговиков. Они признали отсутствие реальной потребности в создании дополнительных взаимозависимых организаций, осуществляющих один вид деятельности, находящихся на одной территории с налогоплательщиком, не имеющих собственных производственных площадей (помещений, складов), оборудования, транспорта.

Проблемы могут возникнуть и у тех налогоплательщиков, которые желают сохранить право на применение ЕНВД. Пример — постановление АС Дальневосточного округа от 19.01.2017 № Ф03-5944/2016.

В этом деле фигурантами дробления выступили два индивидуальных предпринимателя — муж и жена.

Они применяли ЕНВД в отношении розничной торговли, вели одинаковые виды деятельности в одном магазине, разделенном на части.

Налоговики решили, что магазин разделили только с целью применения «вмененки». Ведь площадь зала для розничной торговли не должна быть более 150 кв. м (подп. 6 п. 2 ст. 346.26 НК РФ).

Но суды первой и апелляционной инстанций отказали инспекции.

Они исходили из того, что недвижимость (магазин) приобретена супругами-предпринимателями в браке, а значит, они оба в равной мере вправе использовать ее для своих целей.

Кассация направила дело на новое рассмотрение в краевой арбитраж и предписала исследовать довод инспекции о формальном разделении торговой площади в магазинах.

Арбитры указали, что, если в одном торговом помещении залы конструктивно или визуально разделены, но самостоятельное ведение деятельности в них не подтверждено, схема дробления будет подтверждена.

Так как «самостоятельность объекта торговли определяется не только наличием признаков обособленности, но и независимостью осуществляемой в данном объекте деятельности».

Еще один пример, касающийся сохранения ЕНВД. Под обвинения в дроблении попала аптечная сеть из 14 отдельных юридических лиц, применяющих «вмененку». До того как фирмы стали самостоятельными, они входили в состав одной организации и имели статус филиалов.

Налоговики решили, что целью дробления бизнеса являлось занижение доходов путем распределения их по искусственно созданным организациям, формально осуществляющим финансово-хозяйственную деятельность, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды через применение специального режима налогообложения в виде ЕНВД. Инспекция в результате проверки объединила выручку всех недавно созданных организаций и «на радостях» доначислила «главной» фирме налоги со всей этой суммы. По подсчетам налоговиков, недоплата составила почти 46 млн руб.

Суды встали на сторону компании. Но это скорее исключение из общей тенденции. Компании удалось доказать, что разделение вызвано необходимостью сохранить конкурентоспособный бизнес.

Дело в том, что фармацевтическая деятельность лицензируется. Закон дает право лицензирующему органу в случае выявления нарушений приостановить деятельность компании на срок до 90 суток.

Причем перечень таких нарушений довольно обширный.

Фирму не раз подвергали такому наказанию, и она несла убытки. Поэтому собственники приняли решение разделить одну компанию на несколько. Это позволило в случае проверки не приостанавливать деятельность всей организации, а продолжать работать отдельным фирмам, кроме той, которой выдали предписание о приостановлении деятельности.

Удивительно, но суд этот довод принял в качестве экономического обоснования некриминального дробления (постановление АС Дальневосточного округа от 21.01.2015 № Ф03-5980/2014).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/338662/

Фнс пресечет практику

Дробление бизнеса схема или нет?

Федеральная налоговая служба продолжает вести активную борьбу с компаниями, которые используют схемы дробления бизнеса для ухода от налогов. Ликвидация подобной практики позволит вернуть в бюджетную систему крупные суммы платежей, которые сейчас в нее не поступают, сделать рынок более конкурентным и обеспечить защиту прав потребителей.

Схемой “дробления” бизнеса пользуются крупные и средние предприятия. Таким образом они стараются избежать нежелательных проверок со стороны контролирующих органов, а главное, получить положенные небольшому бизнесу преференции в виде возможности снизить налоговую нагрузку.

“РГ” публикует закон о новом порядке расчета налога на имущество

Смысл в том, что малый бизнес использует специальные режимы налогообложения: упрощенную систему налогообложения (УСН) либо единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Налоговая нагрузка у них меньше, чем у более крупных предприятий, работающих по общей системе налогообложения.

При применении УСН организации и предприниматели (ИП) уплачивают 6 процентов от дохода либо 15 процентов от прибыли (доходы минус расходы), а также страховые взносы.

Эти ставки значительно ниже совокупных ставок налога на добавленную стоимость (18 процентов) и налога на прибыль организаций (20 процентов), которые применяют компании, и налога на доходы физических лиц (13 процентов), если речь идет об индивидуальном предпринимателе.

При этом Налоговый кодекс (НК) устанавливает определенные ограничения, при превышении которых субъекты малого и среднего бизнеса утрачивают право применять специальный налоговый режим УСН.

К таким ограничениям относятся: численность работников – она не должна превышать 100 человек, остаточная стоимость основных средств – не больше 150 миллионов рублей. Ограничение по доле участия других юрлиц установлено на уровне 25 процентов. Лимит УСН по доходам, полученным за год, составляет 150 миллионов рублей. Если хотя бы один из перечисленных критериев не соблюден, налогоплательщик утрачивает право на применение УСН.

Никакие меры поддержки малого бизнеса не помогут, если “малышами” будут называться крупные компании

ЕНВД, который позволяет организациям и предпринимателям не исчислять выручку от продаж, а определять сумму налога от физических показателей торговых площадей, также имеет ряд ограничений. Среди них, например, есть и такое: для розничной торговли торговая площадь магазина не должна превышать 150 квадратных метров.

Стремясь воспользоваться преференциями, которые положены малым и средним предприятиям, владельцы крупных компаний “дробят” бизнес на несколько внешне самостоятельных организаций или ИП, чтобы их деятельность формально отвечала требованиям закона.

Искусственное разделение бизнеса на части приводит к тому, что бюджет недополучает большие суммы налогов, малый бизнес страдает из-за недобросовестной конкуренции со стороны более крупных игроков, а потребители вводятся в заблуждение: они покупают товары у номинальных организаций и предпринимателей, а не у реального продавца, что усложняет защиту их прав. Конечно, никто не отменял право налогоплательщиков использовать законодательные преференции по налогам для экономии средств. Однако между разрешенной законом оптимизацией и нарушающим нормы закона “дроблением” с целью получения необоснованной выгоды есть четкая грань.

Проявлением недобросовестности является создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Судебная практика, исходя из общих законодательных принципов, выработала этот подход уже давно. Теперь это зафиксировано и отдельной статьей 54.

1 НК “Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов”.

В ФНС раскрыли детали налогового режима для самозанятых

Дробление или, как сейчас иногда модно говорить, “разукрупнение” бизнеса – лишь частный случай создания фиктивных документов для прикрытия реальной ситуации и снижения налоговых выплат.

В последнем обзоре Верховный суд прямо указал, что если “видимость действий нескольких юридических лиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта”, налоговый орган может доначислить платежи “исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения”.

И в этой позиции нет ничего нового, практика преодоления таких злоупотреблений сложилась уже в большинстве регионов страны.

Уже даже Конституционный суд в июле прошлого года признал конституционными действия налоговиков по проверкам и привлечению к уплате недобросовестных предпринимателей в таких ситуациях, поскольку, как сказал суд, “налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну”. Выводы Конституционного суда были подкреплены позициями Европейского суда по правам человека, который признал, что “попытки злоупотребления системой налогообложения должны пресекаться”.

Важно и то, что было сразу отвечено на все претензии горе-оптимизаторов – “а что же вы не ловили нас раньше” и “где в законе термин “дробление бизнеса”.

Конституционный суд также с использованием европейской практики указал, что “невозможно ожидать, чтобы законодательное положение описывало во всех подробностях все способы, с помощью которых данный налогоплательщик мог бы вводить в заблуждение налоговые органы”.

Казалось бы, ситуация ясна. Однако некоторые налогоплательщики все еще используют схемы “дробления” бизнеса. А при возникновении обоснованных претензий налоговых органов пытаются доказать, что все законно. Центр притяжения данных схем, судя по последним публикациям и судебной практике, сложился на Дальнем Востоке.

Показательным был пример с сахалинским предпринимателем Анатолием Змачинским. Имея в собственности автозаправочную станцию и предоставляя ее в аренду организациям, применяющим УСН, он выступал поставщиком ГСМ.

При достижении установленного законом предельного объема выручки для льготного налогообложения (60 миллионов рублей) арендатор АЗС сразу же менялся, и схема работала заново до достижения предела выручки новым арендатором.

Решением налоговой инспекции предпринимателю было предписано заплатить налогов в 4 раза больше, чем предусмотрено для малого бизнеса (до налоговой проверки за два года он заплатил всего около 6 миллионов рублей при выручке всех подконтрольных лиц около 600 млн). Суды подтвердили правоту налоговиков.

Другая история развернулась на Камчатке. Инспекция ФНС по Петропавловску-Камчатскому обнаружила в работе компаний бизнесмена Сергея Митюшина, владельца ООО “Автомир”, признаки дробления.

Бизнес с оборотом в 1,4 миллиарда рублей платил в бюджет всего около 6 миллионов рублей без учета зарплатных отчислений. Следственное управление СК РФ по Камчатскому краю установило, что Митюшин создал схему дробления бизнеса путем переноса части доходов на взаимозависимые юридические лица.

А те, по мнению проверяющих, фактически занимались одним видом деятельности: торговали автотоварами одинакового ассортимента и представляли один бренд – “Автомир”.

Использование схемы дробления подтвердилось и тем, что компания вела деятельность в одном месте, скидочные карты принимались во всех ее внешне независимых отделениях. Была даже единая кассовая зона, где можно было рассчитаться с любым “самостоятельным” продавцом.

ФНС столкнулась с противодействием в борьбе с “дробленками”

Формальная самостоятельность и независимость друг от друга продавцов разбивалась при простом изучении структуры владения и даже, как отметили суды, не оспаривалась Митюшиным. Единственным учредителем и гендиректором “Автоцентра” и “Автошины” являлся сам Сергей Митюшин.

Также все три компании и ИП осуществляли деятельность на одной территории, имели одних и тех же контрагентов, даже пользовались единым расчетно-кассовым центром.

“Автошина”, “Автоцентр” и ИП значились арендаторами помещений в торговом центре, однако деньги за аренду почти не платили, поскольку единый финансовый поток концентрировался в руках одного руководителя.

Не возмещали они расходы и на содержание торгового комплекса, а также на рекламу и изготовление подарочных сертификатов и дисконтных карт, которые у всех компаний тоже были общие с “Автомиром”. По сути, все деление бизнеса преследовало одну цель: чтобы на каждую торговую точку приходилось не более 150 квадратных метров либо выручка не превышала 60 миллионов рублей.

В отношении владельца “Автомира” было возбуждено уголовное дело по статье “Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере”, которое предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на шесть лет. Предприниматель выразил протест, но проиграл суд сразу в трех инстанциях, а судебный акт, подтверждающий правоту ФНС, вступил в силу.

Суд рассмотрел кассационную жалобу Митюшина. Его активно поддерживают некоторые представители региональной власти. По мнению налоговых органов, это выглядит странно.

Те, кто по роду своей деятельности должен, прежде всего, стоять на страже закона и интересов бюджета, не хотят реально разобраться в ситуации.

В конце концов, и от их позиции тоже страдает бюджет Камчатки, не получая положенных по закону налоговых отчислений.

Между тем польза деятельности налоговиков для экономики в целом совершенно очевидна. Никакие меры поддержки малого бизнеса не помогут, если “малышами” будут называться крупные состоявшиеся компании с сотнями миллионов и миллиардами оборотов. Они просто не выдержат конкурентной борьбы. А за отсутствие конкуренции будут платить прежде всего потребители.

Источник: https://rg.ru/2018/08/12/fns-presechet-praktiku-drobleniia-biznesa-dlia-uhoda-ot-nalogov.html

Где грань между незаконным дроблением бизнеса и законным разделением для оптимизации в 2019 году — Финансы на vc.ru

Дробление бизнеса схема или нет?

Не секрет, что в 2019 году ФНС взяла фокус на формальное дробление бизнеса. Однако до сих пор дробление – одна из самых популярных схем «оптимизации» налогов. Одновременно встречаются примеры выигранных налогоплательщиками процессов с обоснованным разделением бизнеса.

О важных нюансах, которые должны знать собственники и руководители, рассказывает налоговый юрист компании «Правовест Аудит» Наталья Наталюк.

Наталья Наталюк 

Налоговый юрист с 20-летним стажем. Советник налоговой службы РФ II ранга. Эксперт, автор статей и семинаров по налоговому контролю для собственников и руководителей компаний.

Текущая ситуация с дроблением

Во многих странах мира разделение бизнеса на несколько структурных единиц ведение деятельности в группе взаимозависимых компаний остаются в рамках закона и не вызывают вопросов со стороны фискальных органов. Россия идет иным путем.

Часто в разделении бизнеса инспектор видит только формальное дробление с целью экономии на налогах и напрочь не хочет слышать о наличии здравой предпринимательской цели.

Согласно позиции налоговой службы, текущий год проходит под эгидой особого контроля за «дробленцами».

Ровно в канун новогодних праздников появилось Письмо ФНС от 29.12.2018 года № ЕД-4-2/25984, в котором ФНС России поручила инспекциям усилить контроль за налогоплательщиками, искусственно дробящими бизнес.

Классикой жанра в дроблении бизнеса остается стремление группы компаний не применять общую систему налогообложения (ОСНО), в частности, чтобы не платить налог на добавленную стоимость (НДС) и налог на прибыль, используя специальные режимы, например, упрощенную систему налогообложения (УСН).

Типичный пример, когда компания на ОСНО, просчитав все свои «потери» на налогах, приходит к выводу о разделении на несколько небольших компаний, которые смогут применять специальные режимы. Солидная экономия радует собственников бизнеса, оно и понятно.

Со средней выручкой 800 млн. руб. в год при рентабельности 20% приходится платить 32 млн. руб. налога на прибыль и не менее 40 млн. руб. НДС. В общей сложности почти 75 млн. рублей. В то время как налог на упрощенке не превысит 25 млн. руб.

Разница трехкратная!!!

Радость может длиться до визита налогового инспектора. Затем, как показывает практика, начинаются попытки доказать отсутствие получения необоснованной налоговой выгоды.

И при отсутствии деловой цели в разделении бизнеса на разные юридические лица, наличии негативных признаков формального дробления – итог весьма печален.

Многомиллионные доначисления по самым «хлебным» для ФНС налогам (НДС, налог на прибыль), штраф 40% от неуплаченных сумм налогов (поскольку наверняка будет идти речь об умышленной неуплате налогов).

Важно соблюдать требования статьи 54.1 НК РФ, согласно которым, если у сделки налогоплательщика отсутствует деловая цель, то налоговая выгода, полученная по такой сделке, считается необоснованной.

Говоря об искусственном дроблении бизнеса, следует упомянуть, что оно связано не только с незаконным стремлением применять специальные режимы в целях налоговой экономии, но сюда относятся «игры» в группе компаний с незаконным занижением доходов/завышением расходов, незаконным возмещением НДС/налоговыми вычетами.

Преступление и наказание

За незаконное дробление бизнеса с целью ухода от уплаты налогов компания заплатит штраф в двойном размере, а именно 40% от неуплаченной суммы налогов (п.3 ст. 122 НК РФ). Собственникам и руководителям компании вполне может грозить как уголовная, так и субсидиарная ответственность.

Уголовная ответственность. Так, ст.199 УК РФ за неуплату/неполную уплату налогов при выявлении умышленных признаков совершения налогового правонарушения (схемы по фиктивному дроблению) и при доначисленной сумме налогов от 5 млн. руб. предусматривает привлечение к уголовной ответственности. Фигурантом уголовного дела может стать руководитель, финансовый директор, бухгалтер компании.

Уголовная ответственность

Субсидиарная ответственность – персональная ответственность за компанию-должника в случае недостаточности её имущества для расчета со своими кредиторами.

ФНС – практически элитный кредитор, с большими полномочиями и возможностями (если 50% долга компании – это неуплаченные налоги), налоговый орган воспользуется всеми возможными способами для пополнения бюджета за счет контролирующих должника лиц (КДЛ) и вина в банкротстве презюмируется, то есть доказывать, что КДЛ не виновен в совершении действий, которые привели к образованию недоимки, должен он сам.

Источник: https://vc.ru/finance/71297-gde-gran-mezhdu-nezakonnym-drobleniem-biznesa-i-zakonnym-razdeleniem-dlya-optimizacii-v-2019-godu

Схема дробления бизнеса: анализ Федеральной налоговой службы | ИРСОТ

Дробление бизнеса схема или нет?

Сегодня поговорим с вами о схеме дробления бизнеса, а точнее – о новом разъяснении ФНС по этому вопросу. Я говорю о письме ФНС России от 11.08.

2017 № СА-4-7/15895@ «О направлении обзора судебной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц».

На мой взгляд, это очень глубоко проработанный документ, в нем анализируется судебная практика, сложившаяся за последнее время. И что самое интересное: здесь по ряду вопросов приведены как судебные дела, решившиеся в пользу налоговых органов, так и судебные дела, решившиеся в пользу налогоплательщиков.

Нужно сказать, что схема дробления бизнеса – это, наверное, один из самых сложных вопросов в нынешнем законодательстве, в правоприменительной практике.

В основном это связано с ситуациями, когда налогоплательщик, масштабы деятельности которого превышают размеры деятельности малого бизнеса, начинает использовать в работе специальные налоговые режимы, предусмотренные для малого бизнеса (упрощенное налогообложение, ЕНВД, патентная система налогообложения).

То есть вопрос о дроблении бизнеса возникает в ситуации, когда наш бизнес слишком масштабен для применения систем налогообложения, используемых в малом бизнесе, но за счет создания нескольких компаний, каждая из которых имеет право на применение специальных налоговых режимов, мы их используем.

Причем в некоторых случаях это допустимо, но существует большое количество ситуаций, когда (исходя из правоприменительной практики) считается так. Мы применили схему дробления бизнеса. Как результат – налогоплательщика лишают льгот.

Предположим, налоговая доказала, что три компании вели деятельность, применяя упрощенную систему налогообложения, а на самом деле деятельность велась одной компанией. Тогда берут налоги всех трех компаний и облагают налогом по общей системе налогообложения,  поскольку пороги для применения упрощенки в рамках одной из этих компаний будут превышены.

Подобные претензии налоговиков довольно часты. Поэтому я и обращаю ваше внимание на это письмо.

Вкратце расскажу его суть, но рекомендую тем, кто сталкивается со схемой дробления бизнеса вплотную,  у кого бизнес построен с применением специальных налоговых режимов, рекомендую тщательно изучить это письмо. Оно написано очень толково, приводятся глубокий анализ судебной практики и очень интересные выводы.

Прежде всего, это статистика. ФНС сообщает, что за последние 4 года арбитражные суды рассмотрели более 400 таких дел, и сумма спора превышала 12,5 млрд рублей. ФНС выделила общие признаки схемы дробления бизнеса. Это указано в п. 1 письма. Назову лишь некоторые из них.

Прежде всего, обращается внимание на то, что схема дробления бизнеса возникает, когда есть единый процесс, он организован через нескольких налогоплательщиков, использующих специальные налоговые режимы: ЕНВД, УСН, патентная система налогообложения.

Дальше говорится о том, что признаком схемы дробления бизнеса является факт, что налогоплательщик или его участники получают фактическую выгоду от использования таких схем налогообложения. Выгода может быть в том, что налоговая инспекция в ходе проверки выясняет, кто является конечным получателем дохода.

Если у нас есть несколько юридических лиц, но выгода от применения каждым из налогоплательщиков специальных налоговых режимов, то есть итоговая добавленная стоимость, сосредотачивается в руках одного лица.  Этот признак может быть и в легитимных схемах. Есть налогоплательщики, выигрывающие такие споры.

Всегда, когда мы используем несколько компаний, у нас есть централизация потока. Но как один из возможных признаков налоговая служба это обозначила.

Дальше налоговая служба говорит о том, что в схеме дробления бизнеса компании осуществляют один и тот же вид деятельности.

Еще один из признаков. Создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей или увеличением численности персонала. Это пример из судебной практики.

Да, действительно, нередко это является признаком, показывающим, что налогоплательщик осознанно не расширил производство в рамках существующей компании, а специально создал новую компанию, чтобы туда вывести людей (или принять на работу людей), связанных с расширением бизнеса.

Несение расходов участниками схем друг за друга. Это типичная ошибка в такого рода (и не только в такого рода) схемах. То есть очень часто в группе взаимозависимых лиц возникает несение расходов друг за друга.

Например, есть доменное имя, которым пользуются все сотрудники группы, а одна компания несет расход. То есть, одна компания и должна нести расход. Другое дело, что в дальнейшем эти расходы (в легитимной ситуации) должны как-то распределяться.

Но налоговая обращает внимание, что несение расходов друг за друга можно трактовать как признак схемы дробления бизнеса.

Прямая или косвенная взаимозависимость. Формальное перераспределение между участниками схемы персонала, изменение их должностных обязанностей. Вот это, я хочу сказать, уже «в десяточку». Никто не запрещает создавать несколько компаний, которые ведут один и тот же вид деятельности и применять специальный налоговый режим.

Акционеры могут создать, например, три-четыре-пять магазинов, которые работают в разных местах, и это будет допустимо, даже если их суммарная выручка превышает порог для УСН. Такого же рода претензии могут быть с ЕНВД, только уже не к выручке (в ЕНВД порога по выручке нет), а, например, по численности персонала.

Повторюсь, создавать отдельные компании не запрещено. Но отдельным признаком, который суды принимают как схему дробления бизнеса, является то, что эти участники, то есть вновь созданные компании, не ведут реальную деятельность. То есть один участник ведет деятельность, а остальные созданы для того, чтобы через них проходила льготная выручка.

  Но деятельности как таковой нет: отсутствует персонал, отсутствуют основные средства. И это основной признак, по которому можно заподозрить дробление бизнеса. И когда мы говорим о перераспределении персонала между участниками без изменения их должностных обязанностей, это про пересеченность функций.

Если каждая компания группы ведет свой бизнес самостоятельно, даже если суммарная выручка превышает порог – ничего страшного. По крайней мере, на сегодня судебная практика так к этому относится.

Но если между участниками перепутаны функции дохода и расхода, одна компания несет расход за другую, или перепутываются поступления выручки, то можно говорить о том, что это единая организация и налоговая может попытаться такую выручку суммировать.

Отсутствие подконтрольных лиц, принадлежащих  им основных средств, оборотных средств, кадровых ресурсов. В сущности, это то же самое. Признак схемы дробления бизнеса – когда какие-то из участников являются формальными, не ведут реальной предпринимательской деятельности.

 Использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайтов в сети интернет, адресов фактического местонахождения, банков. Когда мы действуем как группа, очень часто используются единые данные. Само по себе это не критично.

Группа – это некий объединенный коммерческий ресурс. А этот приведенный признак работает в совокупности. Если у нас есть единая вывеска, но при этом каждая компания самостоятельна, на мой взгляд, это ничего страшного, и здесь схема дробления бизнеса неочевидна, можно доказать, что ее нет.

Но это тоже один из признаков, обозначенных в письме.

Единственным поставщиком или покупателем для участника является другой участник. Очень часто в схеме дробления бизнеса, которые  создают искусственных налогоплательщиков,  есть такой прием. Например, мы хотим вывести средства на ИП.

Создается ИП, которое оказывает какие-то услуги нашему основному бизнесу, мы ему выплачиваем доходы, он их облагает минимальными налогами, например, ИП по УСН 6%, а для нас это расходы. Проблема в подобной ситуации в том, что очень часто ИП не имеет других клиентов.

Это бросается в глаза, и это один из признаков дробления бизнеса. Это также звучит в судебной практике и ФНС определяет это так же.

Фактическое управление деятельностью участников схемы осуществляется одними и теми же лицами или единой централизованной службой, осуществляющей бухгалтерский учет,  подбор специалистов, персонала, выбор поставщика и так далее.

Это, наверное, основные. Этих признаков больше, я призываю тех, кто работает с этой темой, изучите внимательно, там все признаки обозначены.

ФНС обозначила и иные признаки схемы дробления бизнеса. То, о чем я говорил, относилось к п.1. А вот в п.2 письма обозначен, на мой взгляд, самый главный признак: формальный характер деятельности участников схемы. Давайте «повторим пройденное».

Как правило, признаком схемы дробления бизнеса является  формальность деятельности каких-либо участников. В судебной практике был такой спор. ИП продает мебель. Применяет общую систему налогообложения: платит НДФЛ и НДС. ИП вскоре открывает компанию, ООО, продолжает торговать мебелью.

ООО становится «упрощенцем», реализация мебели идет через ООО по упрощенной схеме, без НДС. При проверке налоговая поставила вопрос, что ООО не является самостоятельным участником бизнеса и на доходы ООО добавила доходы ИП, обложила их налогом, НДФЛ и НДС и выиграла это дело в суде.

На основании чего? Налоговая доказала, что у ООО не было самостоятельного ресурса для ведения деятельности. ИП как физлицо был единственным участником и руководителем этой компании. Других сотрудников не было. У ООО не было никаких основных средств на балансе, не было своего адреса для ведения деятельности.

Не было офиса, где велась бы деятельность компании. То есть ООО была фактически виртуальной компанией, максимум – компанией на бумаге. Из атрибутов ООО была только печать.

Отсюда налоговая сделала вывод, что компания искусственная, создана исключительно для оптимизации продаж не-НДС-ным клиентам, и добавила доходы ООО к доходам ИП по общей схеме налогообложения. Таких примеров много в судебной практике, не только с ИП, хотя случай, когда доходы ООО добавляются к доходам ИП, – не совсем типичный.

В нашем случае проблема была в том, что компания была ненастоящей. Если бы у нее был руководитель, пусть даже тот же человек, что и ИП, но лучше, конечно, другой, был бы хотя бы минимальный персонал, какой-нибудь офис, какие-то основные средства, контактная информация, если бы ООО вело продажи как отдельный субъект хозяйственной деятельности, суд бы наверняка встал на сторону налогоплательщика. Но в описанной ситуации это было признано схемой дробления бизнеса.

Об этом ключевом моменте – формальном ведении деятельности – говорится в п. 2 Письма. В этом же пункте приводятся судебные решения как в пользу налогового органа, так и в пользу налогоплательщика.

Далее, ФНС приводит самые распространенные ошибки уже в рамках спора. Часто, когда налоговая выявляет схему дробления бизнеса, она не должным образом рассчитывает налоговые обязательства. Например, если идут какие-то доначисления.

Например, компания была на «упрощенке», за счет сложения выручки двух компаний они слетают с «упрощенки», и нужно начислить им налоги по общей системе. Очень часто налоговая служба не учитывала расходы. Она брала доходы, взимала с них налоги,  расходы не учитывала. Это неверно, в Письме говорится, что в таких ситуациях суды почти всегда встают на сторону налогоплательщика.

Налоговая служба обязана верно определять размер налоговых обязательств: посчитать как доходы, так и расходы, – об этом говорит п.3 Письма.

Пункт 5 Письма говорит о ситуации, когда оба участника являются реальными налогоплательщиками, но раздробленными. В этом пункте опять же приводятся примеры положительной и отрицательной судебной практики, и приведен пример судебного решения, завершившегося в пользу клиента. Речь идет об аптечных сетях.

Очень часто аптеки одной сети регистрируются как разные компании, но на «упрощенке». Получается много-много компаний, с одними и теми же акционерами, применяющие «упрощенку». Ведут один и тот же вид деятельности, но они все самостоятельные налогоплательщики. Налоговая приводит пример с аптеками, где они дела проиграли.

Судебная практика очень последовательна. Если акционеры создали 10–15 компаний, но эти компании – самостоятельные участники бизнеса (у каждой свой руководитель, основные средства, персонал, управленческий ресурс), то такая конструкция разрешена законодательством.

Да, если сложить все компании, выручка будет больше, но именно так строить бизнес никто не запрещает. И те дела, на которые ссылаются налоговики, это подтверждают. Но в этом Письме налоговики не делают вывода, что налогоплательщик прав. На сегодняшний день такая практика допустима, и хорошо бы налоговой этой понимать.

У меня же пока сложилось впечатление, что не сделано в Письме однозначных выводов, как будто бы налоговые органы взяли паузу. Но надо отдать должное ФНС, что проигранные дела она отметила и пояснила, почему именно проиграла.

Ну и завершающий п.6. В нем тоже интересный вывод.

По сути, налоговая служба говорит о том, что в Письме очень много пограничных ситуаций, и они говорят о том, что налоговые органы при обосновании схемы дробления бизнеса должны располагать доказательствами, которые однозначно свидетельствуют о совершении налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных не на разделение бизнеса, а на получение необоснованной выгоды. Обратите внимание: разделение бизнеса допустимо, и признается средством оптимизации предпринимательской деятельности. На мой взгляд, это хороший вывод. Уже обозначено, что разделение бизнеса – нормальный шаг для предпринимателя. Недопустимый шаг – получение необоснованной выгоды.

Еще раз настоятельно рекомендую ознакомиться с этим документом.

До встречи на семинарах по бухучету ИРСОТ!

Станислав ДЖААРБЕКОВ

Источник: https://www.ruseminar.ru/news/skhema-drobleniya-biznesa-analiz-federalnoj-nalogovoj-sluzhby-11102017

НарушенийНет
Добавить комментарий