Претензия арбитражному управляющему

Раздутые сметы АСВ в банкротстве банков

Претензия арбитражному управляющему

Больше 15 лет я занимаюсь процедурами банкротства, защищая как адвокат интересы лиц, участвующих в банкротстве – кредиторов, должника, арбитражного управляющего, а более 8 лет сама в статусе арбитражного управляющего провожу процедуры банкротства юридических и физических лиц. Не понаслышке знаю специфику банкротных дел и могу сравнить работу рядового арбитражного управляющего и институт корпоративного конкурсного управляющего несостоятельных банков в лице госкорпорации АСВ.

В настоящее время я защищаю интересы кредиторов третьей очереди в деле о банкротстве АО «Тагилбанк». Третья очередь – это деньги предприятий малого и среднего бизнеса, у которых были расчетные счета в банке. С отзывом лицензии все банковские операции были прекращены и деньги кредиторов что называется «зависли» до реализации имущества Банка и расчетов с кредиторами.

Рядового арбитражного управляющего за нарушения, которые допускает при исполнении обязанностей в конкурсном производстве представитель конкурсного управляющего Банка, уже распяли бы по очереди кредиторы, Росреестр, арбитражный суд и прокуратура.

Но конкурсному управляющему госкорпорации АСВ все нарушения сходят с рук, его деятельность бесконтрольна. По моему мнению, которое сформировалось за несколько месяцев работы в деле о банкротстве Тагилбанк, деятельность ГК АСВ направлена на вывод денег из банка по раздутым сметам, а не на расчеты с кредиторами.

Меньше всего госкорпорацию АСВ заботит малый и средний бизнес, банкротство банков – это узаконенный способ отъема денег у населения.

10.01.2019 г. на первом собрании кредиторов мы познакомились с представителем конкурсного управляющего.

Он сразу предпочел дистанцироваться и предупредил, чтоб мы не рассчитывали на получение от него какой-либо информации, потому что это банковская тайна и персональные данные, хотя с даты принятия решения о банкротстве сведения о финансовом состоянии должника прекращают относиться к сведениям, признанным конфиденциальными или составляющим коммерческую тайну.

В частности, кредиторы запросили у конкурсного управляющего реестр требований кредиторов. Это основной документ в процедуре банкротства, он необходим для консолидации кредиторов, для определения тактики и стратегии в ании по повестке дня. И этот важный документ нам отказались предоставить.

В обычной процедуре банкротства за непредоставление реестра требований кредиторов управляющему грозит административный штраф от 25 до 50 тыс., а при повторном нарушении – дисквалификация.

Но конкурсный управляющий ГК АСВ не подлежит контролю со стороны Управления Росреестра, что делает его «бессмертным» и неуязвимым.

В отсутствие реестра требований кредиторов удалось убедить кредиторов заблокировать на первом собрании кредиторов принятие решений по вопросу формирования комитета кредиторов.

Без реестра высчитать правильно распределение для сложного кумулятивного ания невозможно.

Безусловно, конкурсный управляющий АО «Тагилбанк» осведомлен о правилах ания и поэтому не предоставляя реестр, он просто затягивает процедуру банкротств и продолжает тратить деньги из конкурсной массы банка по своим раздутым сметам.

Раздутые сметы – это самая большая претензия к конкурсному управляющему АО «Тагилбанк». На собрании кредиторов 10.01.2019 г. мы не утвердили смету расходов на проведение процедуры банкротства на 4 квартал 2018 г.

в размере 33 161 000 руб. и на 1 квартал 2019 г. в размере 27 281 000 руб.

Выступали представители малого и среднего бизнеса и эмоционально высказывали претензии – Это Тагил! Мы здесь еще в фуфайках ходим, а вы миллионы закладываете на свои хотелки!

Нельзя не согласиться с мнением представителей тагильского бизнеса. Рассудите сами, фонд оплаты труда юридического отдела действующего банка (3 человека) был 150 тыс.

в месяц, а конкурсный управляющий заложил в смету расходов ежемесячно на Коллегию адвокатов «Юков и партнеры» в банке с отозванной лицензией в 6 раз больше – 1 млн. руб. На мой вопрос конкурсному управляющему – почему не оставить сотрудников юр.

отдела банка, которые в курсе всех судебных споров и затраты на конкурсную массу меньше, был получен ответ, доверия к сотрудникам банка нет. Возможно, юридической работы в банке действительно много, но возникает вопрос обоснованности ее стоимости.

АСВ должно доказать кредиторам разумность и обоснованность совершенных расходов, но на сегодняшний день ни кредиторы, ни суд не видели ни одного договора и ни одного акта к предъявленной смете.

Еще одна привлеченная организация ООО «Зенит» оказывает услуги по сопровождению исполнительного производства до окончания процедуры конкурсного производства с условиями оплаты – комиссионное вознаграждение в размере 35% в соответствии с условиями договора.

Сотрудники юридического отдела АО «Тагилбанк» рассказали на собрании кредиторов, что сами направляли исполнительные листы на взыскание, а в период конкурсного производства с каждого взысканного миллиона в пользу Банка 350 тыс.

уходит московской микро-конторке ООО «Зенит» со штатом сотрудников 5 человек. Опять же госкорпорация «АСВ» не доверяет бывшим сотрудникам юр.

отдела банка, которые могут за значительно меньшее вознаграждение заниматься технической работой по предъявлению исполнительных листов, ознакомлению и прочим сопровождением исполнительных производств.

Третья привлеченная организация – ООО «ИТИКС» обеспечивает транспортное обслуживание до окончания процедуры конкурсного производства с условиями оплаты – в соответствии с действующими тарифами.

Тарифы никто никому не раскрывает, в открытом доступе они также отсутствуют, но конкурсный управляющий озвучил на собрании кредиторов, что на транспортные расходы затраты составили два миллиона рублей.

Кроме того, представитель конкурсного управляющего принял на работу по трудовым договорам несколько человек и не всех сотрудников банка уволил. Какие такие должностные обязанности исполняют работники в Банке, у которого отозвана лицензия, неизвестно и информация от кредиторов скрывается. В суде также отсутствует информация.

Возмущению кредиторов не было предела, когда конкурсный управляющий доложился, что все движимое имущество Банка (столы, стулья, орг.техника) были им вывезены из банка на арендованный сначала за 400 тыс. ежемесячно, а впоследствии за 600 тыс. в месяц склад в пос. Горный Щит Свердловской области. Оценивается это имущество в 1,7 млн.

, а расходы на транспортировку имущества и аренду склада уже превысили два миллиона.

Какая целесообразность была в этих мероприятиях? Почему нельзя было экспонировать имущество для продажи в здании Тагилбанка, которое принадлежит Банку на праве собственности и в настоящее время пустует? Конкурсный управляющий уклончиво отвечает, что порядок продажи имущества стоимостью менее 100 тыс. руб.

отличается от порядка продажи имущества стоимостью более 100 тыс. руб. Такой ответ кредиторы считают неубедительным, а потому потребовали от управляющего согласовать до 25.01.2019 дату осмотра вывезенного имущества, но до настоящего времени запрос игнорируется. По телефонам, указанным в Положении о торгах, сказать точный адрес склада в пос. Горный щит затруднились.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/razdutye_smety_asv_v_bankrotstve_bankov/77265

Как справедливо подметил осенью 2018 года один из преподавателей Российской школы частного права, мы пришли к тому моменту, когда банкротная судебная практика развивается в нужном направлении сама по себе, без дополнительной корректировки.

Этот тезис подтверждают и цифры статистики за 2017-2018 годы и первую половину 2019 года. Субсидиарная ответственность становится эффективным инструментом взыскания, и многие заявления о банкротстве подаются только для того, чтобы перевести долги юридического лица на его бенефициаров.

Количество жалоб на действия арбитражных управляющих растут, но число удовлетворенных жалоб колеблется вокруг 20%.

Это, по нашему мнению, показывает необходимость введения досудебного порядка урегулирования споров с арбитражными управляющими.

Такой порядок был введен Сбербанком для разрешения разногласий с членами аккредитованных им саморегулируемых организаций, а некоторое время назад предложен ФНС для всех СРО АУ. 

А вот количество оспоренных сделок по сравнению с прошлыми периодами чуть сократилось: из 2067 рассмотренных заявлений в 2019 году было удовлетворено всего 979, то есть 47%.

Не исключаю, что эта цифра к концу года может выровняться до показателей 2017-2018 годов и перевалит показатель в 50%, однако стоит отметить, что оспаривание сделок все чаще принимает характер «прокредиторского террора», когда управляющий либо в интересах кредиторов, либо с целью защитить себя от необоснованных претензий начинает оспаривать все подряд. Несмотря на то, что такой подход защищает управляющего и приятен кредиторам, суд такое бессмысленное увеличение нагрузки просто раздражает.

Но самой необычной тенденцией последнего квартала можно назвать претензию на новую роль профсоюза арбитражных управляющих.

В профессиональном сообществе вызвало ажиотаж несколько дел, в которых суды сначала запросили кандидатуры у профсоюза для граждан, а 3 июля арбитражный суд Свердловской области указал, что «в случаях, когда у суда возникают сомнения в должной компетенции, добросовестности или независимости арбитражных управляющих или когда процедура выбора арбитражного управляющего затягивает сроки рассмотрения дела, судам следует обращаться в Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих за предоставлением кандидатуры арбитражного управляющего».

Стоит отметить, что эту функцию СРО на профсоюз возлагают именно суды, и выглядит это не как самостоятельная инициатива профсоюза, а лишь как результат его медийной активности и постоянного самопиара.

Почему же Свердловский арбитражный суд, выбирая между СРО и профсоюзом, выбрал профсоюз? Во-первых, профсоюз арбитражных управляющих постоянно говорит о тех проблемах, которые саморегулирование должно было решать еще 15 лет назад : социальная защита управляющих, профессиональные стандарты, защита прав в части регламентирования нагрузки и прочее. 

Во-вторых, СРО с самого начала своего существования были, по сути, юридическими фирмами-монополистами, получавшими процедуры от «рулетки» ФНС. В ситуации, когда такая организация активно участвует в банкротном бизнесе, запрос у нее другой кандидатуры управляющего, например, взамен аффилированного, будет заменой шила на мыло.

В-третьих, профсоюз «реален» по сравнению с большим количеством СРО: там вроде бы нет номинальных членов, которые никогда не получали назначения, пока нет войны за «проекты», и он объединяет достаточно активную часть сообщества. Вероятно, судья понадеялся, что, если даже управляющий, рекомендованный профсоюзом, окажется лоялен одному из кредиторов, он не решится заниматься откровенным беспределом в процедуре.

Другой вопрос: а входит ли в обязанности организации с названием «профсоюз» предоставление кандидатур арбитражных управляющих? Традиционно профсоюзы и все что с ними связано — это вопрос трудового права.

Более того, в самом начале своей деятельности профсоюз не стремился взять на себя роль, которая законом отведена СРО — напротив, он стремился защищать интересы арбитражных управляющих в их отношениях с СРО.

Главный аргумент противников идеи профсоюза: арбитражные управляющие работают не по найму, то есть не могут объединяться в профсоюзы, у них нет работодателя.

Однако статья 7 Конвенции Международной организации труда №150 «О регулировании вопросов труда: роль, функции и организация» допускает, что действие трудового законодательства может распространяться на лиц, работающих не по найму с учетом национального рынка труда.

К тому же пункт 1 статьи 30 Конституции РФ очень широко понимает право на объединение граждан в профсоюзы — это не только организации, которые должны защищать работников от работодателей, но и любые организации, которые созданы с целью защиты социально-экономических интересов своих членов. Отсюда и такие «прекрасные явления» российской действительности, как профсоюзы адвокатов, предпринимателей и работодателей.

К сожалению, предоставляя судам кандидатуры арбитражных управляющих, профсоюз занимается и хвастается совершенно не своим делом.

Хотелось бы увидеть практику участия профсоюза в спорах о дисквалификации, в рассмотрении жалоб на управляющих, защиту интересов сообщества в Конституционном суде РФ — хотя бы в части того, что нагрузка на управляющего в процедуре не регламентирована совсем, из-за чего кредиторы и судебная практика требуют копать «от забора и до обеда».

В таких вопросах привлечение профсоюза к участию в делах о банкротстве зависит прежде всего от желания самих управляющих. Если уж суды увидели окно возможностей и начали обращаться к профсоюзу, то самим управляющим просто нелепо молчать.

Также неразумно критиковать профсоюз за то, что он пытается если не разгрести авгиевы конюшни, накопившиеся за десятилетия пассивности СРО, то хотя бы обратить внимание на эти проблемы. Чаще всего это делается антинаучно и не очень грамотно (чего только стоит тезис о том, что РФ — работодатель), криво и с неприкрытым популизмом, но все же лучше пытаться, чем бездействовать.

Однако еще неразумнее на примере единственного судебного акта с сомнительной правосудностью и не вступившего в законную силу провозглашать новое место профсоюза в правовом регулировании несостоятельности.

Сам тот факт, что профсоюз пытается взять на себя роль «самой честной СРО», уже перечеркивает идею профсоюзной организации, порождает неправильное понимание ее роли судами и выдает желаемое за действительное — запросы кандидатур судами ничего не говорят об эффективности работы в сфере защиты интересов арбитражных управляющих. От таких «прецедентов» не становится меньше жалоб, не снижается число дисквалификаций. По сути, вся гордость профсоюза за то, что отдельно взятый судья его перепутал с СРО, сводится к тому, что профсоюз, наконец-то, замечен. Но замечен не там, где он должен быть.

Социальная защита арбитражных управляющих, безусловно, важна, но идеи о том, что работу арбитражным управляющим дает государство, приведут к подчинению сообщества чиновникам, то есть к утрате профессиональной свободы. Пенсия, льготы, пособия и судейские гарантии независимости — конечно, прекрасно. Только вот заплатить за это можно получением нагрузки, как у судей Арбитражного суда Москвы.

В завершение стоит отметить, что если профсоюз отстоит свое право на участие в делах о банкротстве, то не за горами будет и создание профсоюза профессиональных директоров — аналогичной организации, целью которой будет защита прав директоров, в том числе привлекаемых к субсидиарной ответственности.

Старший юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Артем Фролов

Источник: http://rapsinews.ru/publications/20190723/301926445.html

Жалоба на конкурсного управляющего

Претензия арбитражному управляющему

Арбитражный управляющий — ключевая фигура на этапах процесса банкротства. Он является специалистом высокого уровня, который назначается арбитражным судом для проведения некоторых действий на всех процедурах признания финансовой несостоятельности должника.

На практике со стороны лиц, которые заинтересованы в деле, возникает много несогласий с действиями управляющего. Все спорные моменты урегулируются в судебном органе, куда от одного либо нескольких лиц подают заявления.

Кому и куда жаловаться на конкурсного управляющего?

Роль арбитражного управляющего

Основная задача этого специалиста — восстановление управления организацией, которая находится на стадии банкротства. Арбитражный управляющий выполняет свою деятельность под контролем судебного органа.

Основная задача управляющего — наладить хозяйственную деятельность организации и в максимальной форме удовлетворить требования кредиторов.

Арбитражный управляющий выступает в суде от имени ответчика и истца, выставляет требования к лицам, которые имеют долги перед ИП, управляет его активами, а также совершает все другие необходимые действия, которые направлены на поддержание и создание конкурсной массы.

Арбитражный управляющий производит деятельность самостоятельно либо вместе с руководителем организации.

Лица, участвующие в деле о банкротстве

Чтобы защитить собственные интересы, конкурсные кредиторы имеют право обращаться в Арбитражный суд с жалобами (ходатайствами) на действия конкурсного управляющего. Данные права предоставлены ст. 60 ФЗ «О банкротстве» (часть первая, вторая, третья). Вправе подавать жалобы лишь лица, которые участвуют в деле о банкротстве, к которым относят:

  1. конкурсные кредиторы;
  2. граждане, в пользу которых вынесли акт о причинении вреда здоровью;
  3. представитель собственника имущества;
  4. представитель работников.

Согласно части 4 статьи 60 Закона «О несостоятельности (банкротстве)», не рассматриваются претензии, поданные от граждан и лиц, не участвующих в деле о банкротстве.

Кому жаловаться на конкурсного управляющего

Итак, организации и органы, куда вы можете написать жалобу на арбитражного управляющего, следующие:

Самый главный орган, в который можно подать жалобу на действия арбитражного управляющего, это Арбитражный суд, изучающий дела о банкротстве.

Как подать жалобу на действия управляющего в суд:

  • жалоба подается лицом, которое участвует в деле о банкротстве (ст. 60 Закона о банкротстве);
  • претензия должна соответствовать требованиям, которые предъявляются АПК РФ;
  • при рассмотрении заявления нужно явиться в судебный орган и обосновать свои доводы.

Важно! Далеко не каждую жалобу удовлетворяет суд. Арбитражные управляющие — это профессиональные участники рынка банкротства и имеют большую арбитражную практику. Тем более они контролируют деятельность предприятия не одни, а привлекают специалистов по банкротству. Поэтому для обжалования действий (бездействия) арбитражных управляющих лучше привлекать профессионалов.

Согласно части 3 ст. 14.13 КоАП РФ, невыполнение арбитражным управляющим, а также руководителем временной администрации кредитной компании обязанностей, которые установлены законом о несостоятельности (банкротстве), если таковое действие (бездействие) не является уголовно наказуемым преступлением, влечет административную ответственность.

Важно! Арбитражный управляющий привлекается к административной ответственности органами Росреестра в судебном порядке.

Жалобу в Росреестр на действия конкурсного управляющего не всегда нужно направлять в центральный аппарат, так как это только затянет её рассмотрение. Желательно направлять жалобу в отделение по территориальному расположению.

СРО должна следить за профессиональной деятельностью членов саморегулируемой организации — арбитражных управляющих в области соблюдения правил Закона о банкротстве и иных нормативно-правовых актов, стандартов и правил профессиональной деятельности.

Чтобы рассмотреть претензии на действия арбитражных управляющих в СРО, имеется специальный орган, который называется дисциплинарный комитет.

Так, перед направлением жалобы на конкурсного управляющего в СРО советуем изучить регламентирующие и уставные документы СРО.

ФНС РФ — это уполномоченный орган в делах о банкротстве. Сюда целесообразно подавать жалобы, если конкурсный управляющий навредил кредиторам (включая и государство), а также в случае захвата предприятия.

Прочими органами, куда можно пожаловаться на конкурсного управляющего, являются органы прокуратуры, Министерство финансов РФ, а также внутренних дел и прочие.

Важно! При подаче жалобы — нужно направить ходатайство по правильному адресу, понимая, что к компетенции какого органа относится тот или иной вопрос.

Жалоба на действия конкурсного управляющего — форма подачи

Возможно обжалование действий (бездействия) конкурсного управляющего в следующих формах:

  1. ходатайства, жалобы и заявления, которые подают в Арбитражный суд;
  2. претензии в орган по контролю (надзору) и правоохранительные органы;
  3. обращения в другие органы, к примеру, ФНС РФ;
  4. жалобы, адресованные в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих.

Каким должно быть содержание жалобы

Ходатайство (жалоба) по своей форме представляет процессуальный документ, который составлен в письменной форме. Эта бумага должна содержать все точные реквизиты, дающие определить Арбитражный суд, в который она подается, сведения истца и ответчика, ссылка на номер регистрации дела о банкротстве.

Оформляется жалоба по распространённому образцу и требованиям аналогичным исковым в статье 131 ГПК РФ. Она содержит следующие части:

  • Вводная. Указывает, куда подается ходатайство, содержит реквизиты участников и суда, включая наименования и адреса. Важно указать номер дела о банкротстве, по которому проходит ваша жалоба.
  • Описательная или основная. Раскрывает суть дела, сообщает о конкретных действиях арбитражного управляющего, ссылаясь на нарушенные статьи законодательства.
  • Требовательная либо резолютивная. Указывает на полномочия органа, куда жалоба направляется, и на требования заявителя. Если это судебный орган, то в его полномочиях исключить специалиста, а также заменить, отменить его постановления и привлечь к ответственности.

Важно! Важно указывать конкретные статьи законодательства, по которым необходимо применить санкции.

Образец жалобы на незаконное бездействие арбитражного управляющего

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует – напишите в форме ниже.

Источник: https://madrih.ru/article/zhaloba-na-konkursnogo-upravlyayushego/

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Претензия арбитражному управляющему

Флусов Олег, арбитражный управляющий Байгушева Антонина Купить фото

Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти 11 августа 2017 года отказал Сбербанку и ООО “Кит Финанс Капитал” в удовлетворении жалобы на действия арбитражного управляющего ООО “Петербургская лизинговая компания” (ПЛК) Олега Флусова. Претензии банкиров вызвал объем трат, понесенных ПЛК под управлением Флусова, в результате которых конкурсная масса должника похудела на 192,7 млн рублей.

Учитывая, что всего денег у банкрота было 223 млн рублей, столь серьезные затраты на услуги привлеченных специалистов вызвали у кредиторов подозрения: не являются ли эти услуги способом вывода денежных средств. Кредиторы требовали отстранить Флусова от управления и признать его действия незаконными.

Банкротство в лизинг

ООО “Петербургская лизинговая компания” (принадлежит, по данным СПАРК, Владимиру Бурлакову, Дмитрию Горизонтову и Марине Воробьевой) до своего банкротства было одной из крупнейших лизинговых компаний Петербурга. Ее активы в 2013 году составляли около 2,8 млрд рублей, а перед банкротством в 2014 году снизились до 1,2 млрд.

ПЛК обанкротилась с долгами на общую сумму 1,3 млрд рублей. Крупнейшими кредиторами были банки: Сбербанк и Глобэксбанк (по 231 млн), ФНС (203 млн), ВТБ (194 млн), “КИТ–финанс” (153 млн), а также Лесбанк (54 млн), “Стройкредит” (21 млн) и “Российский капитал” (13 млн).

Однако осенью 2014 года ПЛК запустила процедуру ликвидации, ликвидатором выступил сам собственник Владимир Бурлаков, который и подал заявление о банкротстве ликвидируемого должника. По его заявлению в феврале 2015 года по упрощенной схеме была запущена процедура конкурсного производства.

Управляющим был назначен Олег Флусов, который в течение 2 лет действовал очень эффективно, если смотреть глазами Бурлакова, и совсем наоборот, если посмотреть с позиции банкиров.

Так, вместо того чтобы создать каждому банку отдельный счет и аккумулировать на нем средства, поступающие от лизингополучателей по заложенным в их пользу договорам, он принимал платежи на общий счет и тратил их по своему усмотрению. Когда же ряд банков — Сбербанк, “КИТ-финанс” и “Глобэкс” — потребовали завести им отдельные счета, Флусов оспорил в апелляции их залоговый статус.

Пока банкиры доказывали законность своих договоров залога, управляющий  активно осваивал средства из конкурсной массы. В итоге, как заявляет Сбербанк, к моменту его возвращения в процесс в качестве бесспорного залогового кредитора на балансе должника из 203 млн рублей, поступивших от лизингополучателей, осталось всего 11 млн, из которых Сбербанку причиталось чуть более 1 млн рублей.

  

С похожими претензиями выступил и Глобэксбанк: мол, ПЛК по заложенным ему договорам получила около 40 млн рублей, из которых банку не досталось ни рубля.

По данным юристов банков, Олег Флусов потратил только на правовое сопровождение процедуры банкротства беспрецедентную сумму — более 150 млн рублей. Это 67% всей суммы, полученной по договорам лизинга (223 млн рублей за время конкурсного производства).

Как заявили на одном из заседаний представители ФНС, за правовые услуги ООО “Юрбизнесконсалт” и ООО “Прогресс сервис” получили по 21,5 млн рублей, ООО “Лизинг–брокер” за “информационно–юридическое сопровождение” — 40,2 млн рублей, ООО “Ваше право” за бухгалтерские услуги — 10,5 млн рублей, ООО “Базис” за охрану — 8,8 млн рублей и т. д.

По общему правилу управляющий мог бы потратить на привлеченных специалистов ПЛК не более 3,4 млн рублей (2,9 млн + 0,01% от суммы активов). При превышении этой суммы расходы обычно согласуются с судом (для сравнения: на привлеченных специалистов для банкротства АК “Трансаэро” с активами и долгами более чем на 250 млрд рублей управляющий запросил 15 млн рублей в год).

В итоге по заявлению Глобэксбанка Флусов был отстранен от управления процедурой, конкурсным управляющим утверждена Елена Замарацкая.

Масштабная деятельность

В связи с тем что управляющий был уже отстранен, Сбербанк к моменту рассмотрения его жалобы уже не настаивал на этом, но просил признать действия Флусова незаконными. В этом случае банкиры могли привлечь управляющего к ответственности за необоснованные траты и взыскать с него убытки.

Однако Олег Флусов, когда ему в суде дали слово, объяснил, что ПЛК до банкротства вела масштабную хозяйственную деятельность. И после введения конкурсного производства он эту деятельность продолжал: собирал платежи с покладистых лизингополучателей, взыскивал долги с неплательщиков, изымал предметы лизинга и привозил их на стоянку ПЛК, после чего их охранял.

Все это он делал силами привлеченных специалистов, которые, по его словам, являются одними из лучших в городе.

Так, привлечение ООО “Юрбизнесконсалт”, ООО “Ваше право” и ООО “Прогресс сервис”, которые участвовали в судах по взысканию долгов, по словам Флусова, позволило пополнить конкурсную массу правами требования к третьим лицам на 709 млн рублей. А то, что большинство из дебиторов по этим правам требования — банкроты, позволило управляющему обосновать дополнительные трудозатраты (на участие в делах о банкротстве в разных регионах).

При этом, отметил Олег Флусов, банки являются залогодержателями в том числе и в отношении тех предметов залога (например, 50 единиц техники), которые изъяты у должников и возвращены на баланс ПЛК. Банкиры, мол, могут продавать эту технику и получать удовлетворение.

Красноречие Олега Флусова возымело действие: судья в удовлетворении жалобы на его действия отказала. Сбербанк не стал комментировать свое поражение.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2017/08/15/f_article

Верховный Суд о праве ФНС взыскивать с АУ вознаграждение. Подробнее >> :: Новости :: Союз арбитражных управляющих «Авангард»

Претензия арбитражному управляющему

http://m-logos.ru/img/file/736803435

Определение Верховного Суда РФ от 29.01.2018 N 310- ЭС17-13555

Тот факт, что ранее ФНС как заявитель в деле о банкротстве и один из конкурсных кредиторов в связи с пропуском срока давности проиграла поданный ею к конкурсному управляющему иск о взыскании убытков в пользу организации – должника, основанный на установленном ранее судом факте нарушения управляющим своих обязанностей, не препятствует ФНС после завершения процедур банкротства и ликвидации организации – должника рассчитывать на удовлетворение нового, уже прямого иска к тому же управляющему о взыскании в свою пользу убытков в сумме того вознаграждения, которое согласно определению арбитражного суда ФНС как заявитель в деле о банкротстве была вынуждена заплатить конкурсному управляющему и ряду третьих лиц.

Неоспаривание ФНС определения арбитражного суда о возложении на нее как на заявителя в деле о банкротстве расходов само по себе не мешает ФНС добиться возврата уплаченных согласно данному судебному акту средств в новом судебном процессе.

Срок давности по такому иску, основанному на совершенном конкурсным управляющим в ходе дела о банкротстве нарушении и состоящему в возмещении возникших у ФНС в конечном итоге убытков, следует считать не с момента, когда ФНС узнала о самом нарушении, а с момента, когда в результате этого нарушения у ФНС возникли убытки в виде взысканных с нее расходов.

Моменты получения истцом (заявителем) информации об определенных действиях ответчика и о нарушении этими действиями его прав могут не совпадать. При таком несовпадении исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца (заявителя) о негативных для него последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Обращаясь с заявлением о возмещении убытков в рамках дела о банкротстве артели, уполномоченный орган, действуя в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, полагал, что в результате необоснованного завышения текущих расходов на оплату услуг привлеченного лица пострадали интересы данного сообщества, что выразилось в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов.

Предъявляя иск по настоящему делу, ФНС России преследовала защиту другого материального интереса, заключающегося в минимизации собственных расходов – судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, отнесенных на уполномоченный орган на основании п.3 ст. 59 Закона о банкротстве как на кредитора с особым статусом – заявителя по делу о банкротстве.

Суды апелляционной инстанции и округа не приняли во внимание, что заявитель по делу о банкротстве объективно имеет интересы, выходящие за рамки интересов обычного кредитора.

Так, основной интерес кредитора состоит в получении из конкурсной массы денежных средств в счет погашения обязательства должника (интерес в приросте имущества кредитора за счет конкурсной массы).

Интерес же заявителя по делу о банкротстве, помимо этого, состоит и в том, чтобы на него не были переложены негативные последствия нехватки у должника средств на финансирование процедур несостоятельности (интерес в недопущении уменьшения имущественной массы заявителя в результате инициирования им дела о банкротстве).

Срок исковой давности для ФНС России как кредитора артели (истца по заявленному в деле о банкротстве косвенному иску), действительно, начал течь с момента осведомленности уполномоченного органа о совершении арбитражным управляющим незаконных действий по расходованию средств должника, поскольку именно с этого момента кредитор не мог не знать о нарушении его права на получение причитающегося из конкурсной массы.

О нарушении же права заявителя по делу о банкротстве (о посягательстве на уже имеющееся у заявителя имущество) последний должен узнать в момент, когда он объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшееся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и о предъявления заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Следовательно, оснований для признания срока исковой давности пропущенным по мотивам, приведенным судами апелляционной инстанции и округа, не имелось.

В рассматриваемом случае в цену иска ФНС России включила два вида своих затрат: во-первых, суммы, взысканные с нее в пользу арбитражного управляющего в качестве его вознаграждения; во-вторых, суммы, взысканные с уполномоченного органа в пользу лиц, привлеченных для обеспечения проведения процедур банкротства.

Если возложение на заявителя по делу о банкротстве расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему вызвано неправомерным расходованием самим арбитражным управляющим конкурсной массы, по общему правилу защита соответствующего права (интереса) заявителя должна осуществляться через подачу им возражений со ссылкой на недопустимость извлечения управляющим преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 Гражданского кодекса РФ). Такие возражения должны быть поданы заявителем и рассмотрены судом при разрешении ходатайства арбитражного управляющего о взыскании вознаграждения с заявителя по делу о банкротстве.

Применительно к настоящему делу ФНС России после завершения конкурсного производства в отношении артели при разрешении требования о взыскании вознаграждения конкурсного управляющего могла возражать против возложения на нее убытков, указывая на необходимость отказа в удовлетворении требования управляющего.

Источник: http://oau.ru/news/3129.html

Вс рф разъяснил, как считать срок давности по претензиям к управляющему в деле о банкротстве | новости | линия права

Претензия арбитражному управляющему
16 февраля 2018 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Претензии к арбитражным управляющим со стороны кредиторов – частое явление в делах о банкротстве, при этом срок исковой давности для кредиторов и заявителей течет по-разному, пояснил Верховный суд (ВС) РФ.

Для кредитора он начинается тогда, когда он узнал о нарушении со стороны арбитражного управляющего, а для заявителя в деле о банкротстве – когда он объективно может получить информацию о совокупности негативных фактов, говорится в определении ВС, опубликованном в картотеке арбитражных дел.

В 2006 году Арбитражный суд Воронежской области признал сельскохозяйственную артель “Николаевка” банкротом по заявлению ФНС России. Временным конкурсным управляющим назначили Владислава Журихина. В 2011 году тот же суд признал его действия незаконными. По мнению суда, В.

Журихин необоснованно завысил текущие расходы на оплату услуг ООО “Юрсервис”, что привело к выбытию 1 млн рублей из конкурсной массы. ФНС попыталась взыскать эту сумму с В.Журихина и вернуть ее в конкурсную массу, но получила отказ суда из-за пропуска срока исковой давности.

В ходе конкурсного производства в реестр требований кредиторов артели включили требования на сумму 8 млн рублей, которые так и не были погашены. В конкурсную массу удалось мобилизовать только 5,3 млн рублей, которые потратили на погашение текущих обязательств.

В 2015 году суд взыскал с ФНС как с заявителя по делу о банкротстве 832 тыс. рублей судебных расходов (вознаграждение В.Журихина и других привлеченных лиц). ФНС, в свою очередь, решила взыскать эту сумму с В.Журихина в качестве возмещения убытков, но тот настаивал на пропуске срока исковой давности.

Арбитражный суд Воронежской области поддержал налоговиков, пояснив, что пропуска не было.

ФНС обратилась за возмещением своих расходов как заявителя по делу о банкротстве, возникших из-за неправомерных действий арбитражного управляющего, а возможность подать такой иск появилась у службы только после взыскания с нее этих расходов, пояснил суд.

Апелляция и кассация пришли к другому выводу и отказали ФНС, они связали течение срока исковой давности с моментом, когда ФНС узнала о незаконных действиях арбитражного управляющего по расходованию средств должника, отметил Верховный суд.

Однако, по мнению ВС РФ, моменты получения истцом информации об определенных действиях ответчика и о нарушении его прав могут не совпадать, а значит, исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца о негативных последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Предъявляя иск, ФНС хотела минимизировать расходы на суд и выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

Суды апелляционной инстанции и округа не учли, что спектр интересов у заявителя по делу о банкротстве объективно шире, чем у обычного кредитора (не только возместить убытки, но и избежать негативных последствий нехватки средств у должника на финансирование процедуры банкротства), напомнил ВС РФ.

Для обычного кредитора срок исковой давности наступает, когда он узнает о незаконных действиях управляющего; для заявителя по делу – когда он объективно может получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации этих расходов за его счет, пояснил Верховный суд. Требование ФНС возвратить гонорар управляющего и переложить на него расходы на оплату услуг привлеченных лиц является допустимым средством правовой защиты, так как именно он виновен в недостаточности средств должника на их покрытие, заключил ВС РФ.

Верховный суд отменил решения апелляции и кассации и вернул дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Во многих процессах эта позиция ВС РФ снимет вопросы о сроках исковой давности, и это положительный фактор для практики, но для управляющих это плохая новость, поскольку срок взыскания с них теперь однозначно увеличится, считает партнер адвокатского бюро “Линия права” Владислав Тепляшин.

По его словам, попытки недовольных кредиторов привлечь к ответственности арбитражного управляющего происходят практически в каждой процедуре банкротства.

“Два привлечения к административной ответственности в течение года по существенным нарушениям влекут дисквалификацию, и сейчас в стране сотни дисквалифицированных нарушителей. Имущественная ответственность встречается реже, но тоже становится регулярным явлением.

Основными причинами являются недостаток конкурсной массы и озлобление неудовлетворенных кредиторов, однако важна и невысокая квалификация многих управляющих, которые раньше никаким бизнесом не руководили”, – пояснил юрист “Интерфаксу”.

Источник: Интерфакс

Источник: http://www.lp.ru/comment_bankruptcy_statute_of_limitations

Суды должны помогать арбитражным управляющим получать документы у следствия

Претензия арбитражному управляющему

05.08.2019

Арбитражные управляющие имеют право запрашивать у следственных органов копии изъятых документов банкрота, а суды должны оказывать содействие, если такие обращения оказываются безрезультатными, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ в деле о банкротстве ООО “Новая нефтехимия”.

При этом бывшему руководителю банкрота не могут быть адресованы претензии по поводу этой документации, счел ВС РФ.

Конфликт, в который пришлось вмешаться ВС РФ, разгорелся между экс-гендиректором “Новая нефтехимия” Айратом Тумакаевым и арбитражным управляющим Эдуардом Киреевым. Последний требовал от Тумакаева вернуть ему документацию “Новой нефтехимии”, а также печати, штампы, материальные и иные ценности, без уточнения их перечня.

Тот еще до решения суда отдал часть запрошенного, а по поводу остального заявил, что документы были изъяты органами следствия у ООО “Учет.ру”, которое оказывало “Новой нефтехимии” бухгалтерские услуги, следует из материалов дела.

В них не говорится о самом уголовном деле.

Однако известно, что “Новая нефтехимия” была вторым по величине акционером обанкротившегося Татфондбанка (17,36%), а контролировал эту компанию председатель правления кредитной организации Роберт Мусин. Сейчас он под домашним арестом знакомится с обвинением в особо крупном мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и легализации криминальных средств.

По версии следствия, Татфондбанку был нанесен ущерб на сумму более 50 млрд рублей, при этом один из эпизодов дела связан с “Новой нефтехимией”.

Этой компании и ООО “Сувар девелопмент” Татфондбанк уступил права требования по кредиту, предоставленному ОАО “Нижнекамскнефтехим”.

Ранее под этот актив Татфондбанк получил 3,1 млрд рублей в кредит от Банка России, поэтому следствие сочло переуступку мошенничеством.

В марте 2018 года “Новая нефтехимия” была признана банкротом по заявлению конкурсного управляющего Татфондбанка – Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Несмотря на слова Тумакаева об изъятии документации следствием и отсутствии объективной возможности их передать управляющему, суды обязали его выдать все затребованное.

Обосновывая такое решение, они сослались на закон о несостоятельности, который предписывает руководителю организации-банкрота передать документы и имущество должника конкурсному управляющему.

При этом кассация уточнила, что вопрос о наличии либо отсутствии у бывшего гендиректора “Новой нефтехимии” конкретных документов и ценностей подлежит разрешению на стадии исполнительного производства.

Но в итоге суды оказались неправы по всем пунктам, следует из опубликованного во вторник определения судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ. В середине июля она отменила все решения в пользу управляющего и отправила спор на пересмотр.

ТРЕБОВАНИЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ КОНКРЕТНЫМИ

Коллегия подтвердила, что экс-руководитель банкрота должен передать документацию управляющему. Но последний в заявлении на этот счет “должен сформулировать предмет своего требования, конкретизировав перечень и виды запрашиваемых документов”, что соответствует требованиям процессуального законодательства при подаче исков.

“При этом степень должной конкретизации требования арбитражного управляющего об обязании передать документы оценивается судом с учетом обстоятельств рассматриваемого дела и необходимости обеспечения реальной возможности осуществления управляющим возложенных на него полномочий”, – отметила СКЭС ВС РФ. Требование о предоставлении договоров за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления договоров и их номеров, которые управляющий может не знать, привела пример коллегия.

Отвергла она и вывод суда округа о том, что вопрос о наличии или отсутствии конкретных документов у Тумакаева мог быть разрешен приставами в ходе исполнительного производства. Это, по сути, означает передачу полномочий суда приставам, что “нарушает принципы правовой определенности и исполнимости судебного акта”, говорится в определении.

Также коллегия обратила внимание, что в этом споре конкурсный управляющий Киреев все же уточнял в суде первой инстанции свои требования и конкретизировал перечень и виды истребуемой им документации, но суды уклонились от разрешения уточненного требования.

УПРАВЛЯЮЩИЙ МОГ СПРАВИТЬСЯ И САМ

ВС РФ согласился с аргументами Тумакаева, о том, что он не мог передать документы управляющему, так как они были изъяты правоохранительными органами.

В ходе судебного разбирательства в Верховном суде его представитель Андрей Губайдуллин отмечал, что Тумакаев после получения претензии от Киреева обращался в следственные органы за документами, но ему отказали со ссылкой на то, что руководство “Новой нефтехимии” уже осуществляет конкурсный управляющий.

“При изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности”, – говорится в определении коллегии.

Также коллегия указала, что конкурсный управляющий и сам может обратиться в правоохранительные органы с ходатайством о выдаче копий изъятых документов. Если же это не даст результата, то он может обратиться за содействием в получении документации к суду, рассматривающему дело о банкротстве, говорится в определении.

НЕПРАВИЛЬНАЯ ПОПЫТКА ЗАБРАТЬ ИМУЩЕСТВО

Коллегия ВС РФ обнаружила нарушения и в том, как суды обязали Тумакаева передать управляющему имущество компании. Во-первых, это решение также не было конкретизировано. А, во-вторых, суды не установили, кто владеет этим имуществом и передавалось ли оно кому-либо и на каком основании.

В-третьих, продолжила коллегия, истребование имущества в таком же порядке, как и при передаче документов (пункт 2 статьи 126 закон о несостоятельности), может применяться только в тех случаях, когда бывший руководитель должника уклоняется от участия в приемке-передаче имущества, владение которыми должник не утратил.

Если же оно утрачено, то возможны два сценария действий, констатировала СКЭС ВС РФ. В случае незаконного перехода к экс-руководителю, например, предъявляется иск о недействительности сделки.

Если же из-за противоправных действий руководителя имущество перешло к другим лицам, защита конкурсной массы должна осуществляться путем предъявления иска о возмещении убытков или о привлечении к субсидиарной ответственности, говорится в определении коллегии.

Банк России отозвал лицензию у Татфондбанка 3 марта 2017 года. На 1 февраля того года, по данным ЦБ РФ, по величине активов эта кредитная организация занимала 42-е место в банковской системе РФ. Банкротом банк был признан в апреле 2017 года. “Дыра” в капитале Татфондбанка оценивалась в 118 млрд рублей.

Крупнейшим акционером Татфондбанка был Татарстан. Прямо и косвенно республика контролировала 44,16% акций.

Источник – Федресурс.

Источник: https://cdtrf.ru/sudyi-dolzhnyi-pomogat-arbitrazhnyim-upravlyayushhim-poluchat-dokumentyi-u-sledstviya.html

НарушенийНет
Добавить комментарий