Сколько неполных семей в россии

Решение проблем неполной семьи в свете модернизации национальной экономики России

Сколько неполных семей в россии

студентка НОУ ВПО «Институт бизнеса и права», Санкт-Петербург.
Научный руководитель, к.соц.наук, доцент Савин И.В.

Петербургская семья – это уникальная социальная группа, не имеющий аналога институт воспитания ребенка, потому что она формируется на особой историко-культурной почве нашей страны, обладает ни с чем не сравнимыми возможностями дышать воздухом пушкинской Невы и лицезреть дворовые колодцы Достоевского.

Питерские дети со своими родителями живут и развиваются среди этих достопримечательностей  в течение значительной части своей жизни. Именно в таком эзотерическом климате в семье закладываются и характер, и личность ребенка. Однако, несмотря на эти, казалось бы, благоприятные условия, родственные отношения в Санкт-Петербургских семьях развиваются сложно и неоднозначно.

Мы имеем в виду большое количество разводов и распадов семей по сравнению с количеством браков и венчаний. Неполная семья – это та картина, которую мы наблюдаем в реальной жизни и в предостаточном количестве. Такая семья представляет собой группу ближайших родственников, которая состоит из одного родителя с одним или несколькими детьми несовершеннолетнего возраста.

На сегодняшний день распад семьи стал одной из самых острых проблем современного российского общества.

Такие семьи образуются по нескольким причинам:

  • рождения ребенка вне брака;
  • смерть одного из родителей;
  • расторжение брака;
  • раздельное проживание родителей.

Отсюда выделяют несколько типов семей: внебрачная, осиротевшая, разведенная, распавшаяся. Кроме того, разделяют отцовскую и материнскую семьи. Материнские семьи занимают большинство среди неполных семей. Воспитание детей в такой семье имеет ряд особенностей. Из-за отсутствия одного из родителей, другому приходится решать материальные и бытовые проблемы семьи.

Кроме того, оставшемуся родителю необходимо восполнять нехватку воспитательного влияния, возникшего в данной ситуации. Утрата одного из родителей способствует возникновению болезненных переживаний, который влияют на психологический климат в семье. В том числе появляются и другие проблемы, и прежде всего финансовые.

По результатам эмпирических исследований Института социально-экономических проблем народонаселения РАН в 2011 году неполные семьи с несовершеннолетними детьми по всем критериям (по доходам, лишениям, субъективной оценке и комбинированному показателю) входят в самый многочисленный слой малоимущего (бедного и очень бедного) населения.

Законодательную систему государственной социальной защиты, льгот и гарантий вряд ли можно расценивать как материальную помощь семьям с детьми; неуклонно идет разрушение сферы социальных услуг (здравоохранения, образования, муниципального жилья) и социальных инфраструктур (системы детских учреждений, оздоровительных лагерей, библиотек).

Экономическое неблагополучие таких семей нельзя трактовать только как малую финансовую обеспеченность. И все же люди живут, пытаются сделать невозможное для себя и своих детей. Обнищание характерно сегодня не только для матерей-одиночек, но и для одиночек-отцов, одиночек-бабушек.

В неполных семьях родителю или опекуну зачастую одному приходится формировать семейный бюджет, выполнять домашнюю работу, заниматься воспитанием детей, иными словами, сочетать роли и обязанности обоих родителей и тем самым обеспечивать сохранение института семьи.

Гипотетически совокупный бюджет неполных семей должен складываться из всех видов доходов, получаемых совместно проживающими членами конкретной категории семьи.

Для неполных семей – это заработная плата родителя, микро-пособия на детей в виде ежемесячного пособия на каждого ребенка, пенсия или заработная плата представителя старшего поколения или других родственников в случае сложных семей, приработки; бюджет неполной семьи после расторжения брака строится из зарплаты матери (отца) на основном месте работы, алиментов на содержание ребенка/детей, ежемесячного пособия на каждого ребенка и доходов остальных членов семьи, приработков; дети-инвалиды с детства получают социальную пенсию; во вдовьих семьях на детей назначаются пенсии по случаю потери кормильца, а опекунам по решению главы муниципального округа на содержание ребенка – фиксированная дотация в размере 500 рублей. При таком бюджете практически невозможно обеспечить регулярное и достаточно нормальное питание для детей, вовремя оплачивать счета за жилье и коммунальные услуги. При этом, например, бабушка-опекунша двух внучек-сирот, не теряет оптимизма, старается научить девочек вести хозяйство, шить, вязать. Она даже “приданое им подготовила.” Практически все неполные семьи очень низко оценивают свое материальное и имущественное положение. Дорого все – еда, детские вещи, жилье, для детей нет скидок на транспорт. Резервов для преодоления проблем и возникающих каждый день трудностей практически нет. По субъективной оценке своего благосостояния по девятибалльной шкале (на нижней ступени – нищие, на высшей, девятой, – богатые) подавляющее большинство (87,6%) респондентов поставили себя не выше четвертой ступени, в том числе 16,2% – на самой нижней; на пятой ступени стоят 10, на шестой – две и на седьмой – одна семья. Таким образом, по уровню среднего душевого дохода и субъективным оценкам неполные семьи живут на грани нищеты. Поскольку чаще всего главой неполной семьи является женщина, то на сегодняшний день необходимо заострить внимание на политике занятости. В наше время наблюдается вытеснение женщин с рабочих мест на биржу труда или в сферу бюджетных учреждений, в которых заработок ниже среднего. Так для содержания и воспитания детей требуются денежные средства, женщине приходиться «изворачиваться» в поисках высокооплачиваемой работы, а также дополнительного заработка. В последние годы наблюдается также сокращение уровня социальной защиты, а также списка социальных гарантий. Мать, воспитывающая ребенка без мужа-отца, вынуждена самостоятельно заботиться о благосостоянии своей семьи. Особенно нуждаются неполные семьи, где воспитываются дети с различными психическими и физиологическими отклонениями, инвалиды. Ребенок-инвалид требует постоянного ухода и присмотра, поэтому женщине-одиночке не под силу улучшить благосостояние своей семьи, ей физически сложно это сделать. Такие семьи вынуждены жить на пособие по инвалидности и детское пособие. Из-за необходимости ухаживать за ребенком без чьей-либо помощи женщина не может в полной мере проявить себя на профессиональном поприще, отодвигает на задний план карьеру и профессиональный успех. Чрезмерная занятость часто на нескольких работах и материальные трудности не дают даже самой заботливой женщине полноценно заниматься  ребенком, его культурой, духовным и физическим развитием и он часто предоставлен самому себе. Не оттого ли Россия сегодня занимает первое место в мире по количеству детских и юношеских суицидов? Поскольку дети, воспитывающиеся в неполных семьях, лишены примера семейных взаимоотношений мужчины и женщины, это оказывает негативное влияние на подготовленность детей к будущей семейной жизни и социализацию в целом. Ведь именно от показателя идентификации детей со своими родителями зависит эффективность семейного воспитания. Ребенок принимает нравственные и идеологические нормы своих родителей, а в неполной семье эта составляющая воспитательного процесса деформируется. В неполных семьях, где воспитателем остается отец, помимо вышеперечисленных проблем можно добавить отсутствие ласки со стороны матери, что не способствует полноценному воспитанию ребенка. Другой проблемой неполных семей, которой необходимо уделить внимание, является качество здоровья детей. Дети из неполных семей, что доказано педиатрами, чаще подвержены острым и хроническим заболеваниям. Это объясняется объективными причинами. Женщина, в одиночку воспитывающая ребенка, в первую очередь вынуждена заботиться о материальном благополучии семьи, отодвигая свои непосредственные обязанности воспитания и укрепления здоровья детей на второй план. Кроме того, в неполных семьях чаще наблюдается наличие вредных привычек (курение, алкоголизм), неустроенность социально-бытового и жилищного характера, отсутствие или несоблюдение гигиенических норм жизни, а также самолечение в случаях болезни детей и т.п.

В итоге, хотя неполная семья и сталкивается с огромным количеством трудностей, все же обладает достаточным потенциалом для нормального воспитания детей. Родителю, который стал, в силу сложившихся обстоятельств, главой семьи, необходимо осознавать психологические особенности данной ситуации и делать все, чтобы не допустить указанных негативных последствий.

Cборник научных статей

«Конкурентоспособность экономики России: проблемы и пути повышения»,

СПб.: Институт бизнеса и права, 2012

Источник: http://www.ibl.ru/konf/120412/reshenie-problem-nepolnoj-semi-v-svete-modernizacii--nacionalnoj-jekonomiki-rossii.html

Россиянки выбирают растить детей без мужа

Сколько неполных семей в россии

© Фото из личного архива Анны Кузнецовой

За 20 лет матерей-одиночек в России стало втрое больше. Сегодня это практически треть всех семей в стране.

О том, как меняется портрет матери-одиночки, и почему количество неполных семей продолжает расти, «Росбалту» рассказала кандидат философских наук, доцент кафедры общей социологии и социальной философии философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС при президенте РФ Ирина Дуденкова.

— На днях детский омбудсмен Анна Кузнецова озвучила статистику: из 17 млн семей около 6 млн — неполные. При этом 5 млн — это матери-одиночки. То есть, почти треть. Можно ли говорить о тренде?

 — Для того, чтобы ответить на вопрос о тренде, необходимо уточнить, кто для служб социальной защиты является матерью-одиночкой.

По-видимому, цифры, озвученные Кузнецовой, включают и «статусных» матерей-одиночек, которые не были замужем на момент рождения ребенка, а также получивших статус в результате развода или смерти супруга, что случается в российских реалиях довольно часто, особенно в регионах.

Возможно, статус какого-то количества матерей-одиночек фиктивен. Женщины оберегают его для сохранения социальных выплат, которые для депрессивных российских областей могут быть серьезным подспорьем в семейной жизни. Я бы не спешила делать выводы о кризисе традиционной полной семьи.

Но уже сейчас можно говорить о том, что россияне стали гораздо спокойнее относиться к идеальным представлениям о семейной жизни. Сегодня больше детей рождается у людей, состоящих в гражданских браках. Их матери, по сути, являются для государства матерями-одиночками.

— Такое явление,  как матери-одиночки, для России не новое. Как менялась статистика с течением времени? Можно ли говорить о том, что число неполных семей растет?

 — Да, к сожалению, надо признать, что это так. В 2010 году коллеги из Высшей школы экономики писали о 2,5-3 млн неполных семей, в которых детей воспитывают матери-одиночки.

В результате получаем, что в общей численности матерей женщины, претендующие на официальный статус «матери-одиночки», составляли 7-8% в 1989 году, 10-12% — в 2002 году и 15-18% — в 2010 году.

То есть, налицо как минимум двукратный рост относительного показателя за два десятилетия. По отношению к современному состоянию рост оказывается уже трехкратным.

Как не сойти с ума после родов

— В чем причина: слишком самостоятельные женщины или безответственные мужчины? Как сформировался этот тренд? Где его истоки?

 — Нужно говорить сразу о нескольких факторах, под влиянием которых сложилась эта тенденция. Меняются стандарты достойного уровня жизни, родительство воспринимается гиперответственно, идеи «сознательного» родительства витают в воздухе.

Не все мужчины готовы на этих условиях взваливать на себя ношу воспитания детей. Можно говорить о тенденции инфантилизации поколения «нулевых» и «десятых» годов. Теперь почти невозможно установить период наступления зрелости.

Раньше таким моментом было завершение высшего учебного заведения, приобретение профессии. Теперь понятие профессии все сильнее размывается, пропагандируются идеи непрерывного образования, в этих условиях отцовство может показаться слишком поспешным шагом.

Молодые женщины также испытывают это давление, но многие понимают, что репродуктивные функции и здоровье женского организма намного больше отражаются на здоровье ребенка, и с возрастом они не улучшаются.

Но главным, как мне кажется, является общее значительное увеличение возраста женщин, которые решаются на рождение своего первого ребенка, а также увеличение возраста, в котором вступают в брак. Так, возраст первородящих матерей сегодня перевалил за 25 лет.

Как правило, женщины в этом возрасте уже достаточно независимы экономически. С другой стороны, движение чайлдфри пока еще не слишком популярно в России, поэтому некоторые, не дожидаясь замужества, как говорится, «заводят ребенка для себя».

Возможным оправданием является несовершенство и нестабильность нашей пенсионной системы, которые вызывают опасения остаться в старости в нищете и одиночестве. Число и процент осознанных матерей-одиночек гораздо больше, по моим наблюдениям, чем в предыдущее десятилетие.

Конкретные цифры мне не попадались, зато все чаще встречаются женщины, которые стали матерями-одиночками не потому, что их бросил отец ребенка, а потому, что они сами предпочитают обходиться без него.

— Как менялся взгляд общества на эту проблему? Вообще, можно ли считать это проблемой?

 — Я считаю, что рост количества матерей-одиночек — большая проблема современного российского общества. Работающие самостоятельные матери, конечно, могут вырастить хороших детей, но в целом неполные семьи гораздо более уязвимы. Образцы отцовства, ответственного мужского поведения, становятся в российском обществе все более экзотическими и слишком идеальными, чтобы быть нормой.

— Какие могут быть последствия у этого явления?

 — Пока не заметно никаких факторов, разрушающих намеченную устойчивую тенденцию к увеличению числа неполных семей. Кроме этого наблюдения, я опасаюсь делать другие социальные прогнозы.

Однако хочу отметить, что меры, которые предпринимает государство для укрепления института семьи, пока носят слишком пропагандистский и популистский характер. Речь идет не только об очевидных вещах, о печальном состоянии систем здравоохранения и образования, о смехотворных мерах поддержки молодых семей, но еще об отношении к детству вообще.

Легко отметить контраст в отношениях к ребенку в российском обществе и за рубежом. Ребенок воспринимается как источник проблем, родительство — как подвиг.

Вероятно, это какие-то глубокие культурно-исторические травмы, которые не исцелить в одночасье установлением Дня семьи и верности.

Анна Семенец

Источник: https://www.rosbalt.ru/moscow/2017/02/10/1591028.html

Неполные семьи и внебрачные рождения

Сколько неполных семей в россии

Одним из последствий высокого уровня разводов и расставаний является рост числа неполных семей, т.е. семей, не имеющих в своем составе отца или матери или даже обоих родителей.

Неполная семья — это группа ближайших родственников, состоящая из одного родителя или вообще без родителей с одним или несколькими несовершеннолетними детьми.

Неполные родительские семьи называют еще монородительскими. В зависимости от того, кто из родителей возглавляет семью, выделяют два тина монородительских семей: материнскую и отцовскую.

Абсолютное большинство неполных семей возглавляется женщиной (около 90% во всех развитых странах, 94,6% в России). Папы-одиночки — явление крайне редкое, чаще даже встречаются дети-сироты, которых растят бабушки и дедушки.

Самая распространенная модель неполной семьи — это родители / родитель матери-одиночки и сама мать с ребенком или даже несколькими детьми.

В настоящее время во всех развитых странах наблюдается рост числа неполных семей. Так, в Великобритании примерно один из пяти несовершеннолетних детей воспитывается одним родителем. В России нет официальной статистики на этот счет, однако некоторые эксперты полагают, что в 2010 г.

25,5% российских детей до 18 лет воспитывались одинокой матерью, причем их доля постоянно растет (для сравнения в 2002 г.

их было 24,0%) К По данным Министерства труда и социального развития РФ, каждый седьмой ребенок до 18 лет в России воспитывается в неполной семье, большую часть которых составляют матери с детьми (94%).

Одинокий родитель — состояние неустойчивое и неоднородное, так как неполные семьи могут образовываться различными путями. В зависимости от пути образования неполной семьи выделяют и их виды (табл. 6.2).

Самым распространенным путем образования неполной семьи является развод или расставание супружеской пары. Именно так образуются около 60% неполных семей. [1]

Таблица 6.2

Основные пути образования неполных семей и их виды

Путь образования неполной семьиВид неполной семьи
Развод, расставание, раздельное проживаниеРазведенная, распавшаяся семья
Осознанный выборВнебрачная семья
Смерть одного или обоих родителейОсиротевшая семья

Следует также отметить наметившуюся в последнее время тенденцию к росту числа неполных семей, возглавляемых женщиной, никогда не бывшей замужем и решившей рожать и растить детей в одиночку. Так, между 1971 и началом 1990-х гг.

число таких семей возросло в Великобритании с 15 до 35% от всех неполных семей. В России, по неофициальным данным, доля «статусных матерей-одиночек» (не состоявших в браке на момент регистрации ребенка в органах ЗАГС) составляла 7—8% в 1989 г., 10—12% в 2002 г. и 15—18% в 2010 г., т.е.

налицо как минимум двукратный рост этого показателя за два последних десятилетия[2].

В 1999 г. в России почти 28% от числа всех детей (в сельской местности — 29,5, в городской — 27,3%) родились вне зарегистрированного брака (рис. 6.1).

Рис. 6.1.Родившиеся вне зарегистрированного брака.

Россия, 1980-1999 гг., %2:

–все население;–городское население;–сельское население [3]

Увеличение доли внебрачных рождений началось во второй половине 1980-х гг. в городской и сельской местности одновременно и происходило нарастающими темпами вплоть до 1999 г. (с 12 до 28%), когда процесс несколько замедлился. Сейчас внебрачная рождаемость — очень важная составная часть общей рождаемости в России.

«Более чем двукратное увеличение внебрачной рождаемости за 10 лет требует объяснений. Однако при всей важности этого относительно нового феномена изучен он пока крайне слабо.

Ни официальная статистика, ни социологические обследования пока не позволяют до конца понять его природу. Нет достаточной информации о том, какие в России социальные группы (по уровню дохода, образованию, по профессии и т.д.

) и по каким мотивам предпочитают заводить ребенка, не имея на руках свидетельства о браке»[4] [5]. Вот то немногое, что мы достоверно знаем о процессе:

  • • половина внебрачных рождений признается своими отцами, что подразумевает неслучайность взаимоотношений между родителями;
  • • хотя вероятность родить ребенка вне брака и связана с возрастом (она очень высока для женщин в возрасте до 20 лет и выше средней после 35 лет), однако основную массу внебрачных рождений дают не «глупые» подростки и отчаявшиеся женщины «бальзаковского возраста», а люди в основных репродуктивных возрастах (женщины в возрасте 20—34 лет обеспечили в 1999 г. 71% всех рождений вне зарегистрированного брака, в городской местности — 73%, в сельской — 66%);
  • • внебрачный ребенок далеко не всегда бывает первым и единственным (средняя очередность рождения ребенка в браке и вне брака отличается слабо: в 1998 г. средняя очередность брачных рождений составила 1,63, внебрачных — 1,55, в том числе рождения, зарегистрированные по заявлению одной матери, — 1,48);
  • • в стране имеются отдельные народы и этнические группы, в которых распространенность внебрачной рождаемости значительно выше средней по стране: коми-пермяки, тувинцы, буряты, ненцы, эвенки, чукчи, коряки, хакасы и некоторые другие (доля рождений вне зарегистрированного брака достигает половины и выше от общего числа родившихся).

Следует подчеркнуть, что быстрый рост внебрачной рождаемости — это отнюдь не специфически российский феномен. Среди экономически развитых стран Россия занимает серединное положение, как по уровню показателей внебрачной рождаемости, так и но темпам их изменения.

К примеру, в Японии внебрачная рождаемость вообще отсутствует как статистический феномен, в странах Южной Европы, в Бельгии или Западной Германии она растет, но относительно медленно, тогда как в Северной Европе, напротив, доля внебрачных рождений резко увеличилась и сегодня приближается к 50% или даже превышает половину всех родившихся.

Особенно показателен опыт католической Ирландии, где быстрое распространение

3

внебрачной рождаемости сопровождается рекордно высокими для Европы темпами падения рождаемости в целом[6].

Таким образом, 30% детей в России рождаются в неполной семье, а точнее у матерей-одиночек. Статистика других стран немногим отличается от нашей: в США — 33% матерей всех новорожденных — незамужние женщины, в Исландии — 64% (это самый высокий показатель в Европе), в Швеции — 54%, в Великобритании — 38%, в Финляндии — 37%.

Одинокие женщины-матери неоднородны по своему возрастному и социально-классовому статусу. Сюда входят и несовершеннолетние матери, беременность которых, как правило, не планируется и воспринимается и ими самими, и их окружением как негативное явление, и женщины более старшего возраста, сознательно выбравшие материнство в отсутствие мужа.

Таким образом, можно сказать, что в современном обществе беременность женщин и появление у них детей все меньше и меньше стали ассоциироваться с браком, как зарегистрированным, так и фактическим.

Социологов волнует не только сам факт распространения неполных семей, но и их место и роль в обществе.

Долгие годы в социологии доминировала точка зрения, что неполные семьи представляют серьезную социальную опасность для общества, будучи ответственными за многие социальные проблемы — от подростковой преступности до необходимости постоянно увеличивать социальные пособия.

Связывалось, это, как правило, с отсутствием в таких семьях отца, что, как считалось, ведет к неполноценной социализации, особенно мальчиков, которые, не имея перед собой в качестве образца модель мужского поведения, оказываются неспособными освоить мужское поведение вообще.

Но действительно ли отсутствие отца в семье ведет к каким-либо проблемам в поведении детей на той или иной стадии их жизни? Анализ данных, имеющихся на этот счет, показывает, что для социализации детей важно нс присутствие отца как такового, а его активная включенность в процесс воспитания, и это, в равной мере, относится и к неполным, и к полным семьям. То есть имеет значение не столько физическое отсутствие отца (в результате разрыва или развода), сколько его психологическое отсутствие, т.е. неумение или нежелание устанавливать психологический контакт со своими детьми и входить в их жизнь.

Исследования свидетельствуют, что дети чаще страдают не от отсутствия отца, а от конфликтных отношений между отцом и матерью, включая процесс развода или расставания родителей.

Анализ подростковой преступности показывает, что здесь имеется связь не столько с неполными, сколько с проблемными семьями, которые могут быть и полными по своему составу.

Наиболее значимым фактором здесь является стиль воспитания подростка, а не полнота семьи, из которой он происходит.

Таким образом, в настоящее время большинство социологов согласно, что важна не столько композиция семьи (полнота или неполнота), сколько ее качество, т.е. благополучие. Социально опасны не разрушенные (неполные), а неблагополучные (асоциальные) семьи, которые могут быть и полными по своему составу.

В то же время социологами отмечается высокая корреляция между уровнями внебрачной рождаемости и бедности в обществе. Так, Чарльз Мюррей (1990) доказывал, что именно неполные семьи несут большую долю ответственности за образование андеркласса в обществе.

На практике значительная часть неполных семей, независимо от намерений самой женщины, действительно попадает в бедные слои общества. Так, согласно данным исследования Института социологии РАН, проведенного в 2009 г.

, 2/3 российских женщин в зоне формирования низшего класса имеют в составе своих домохозяйств несовершеннолетних детей (для сравнения — в составе среднего класса таковых менее половины).

При этом около 60% растят детей в условиях отсутствия полноценной семьи (гражданский брак, разведены, матери-одиночки и т.п.); в среднем классе аналогичный показатель составляет всего около четверти[7].

Источник: https://studme.org/107499/sotsiologiya/nepolnye_semi_vnebrachnye_rozhdeniya

Дети из неполных семей взрослеют раньше

Сколько неполных семей в россии

Люди, выросшие в неполных семьях, получают образование более низкого уровня, раньше начинают взрослую жизнь, строят менее стабильные супружеские отношения и чаще меняют партнеров, выяснили аспирантка кафедры демографии НИУ ВШЭ Елена Чурилова и магистрант программы «Демография» Дарья Гутина.

В последние десятилетия российская семья существенно изменилась. Выросло число неофициальных союзов и внебрачных детей (см. статью «Внебрачные дети – не значит безотцовщина»), увеличилось число разводов.

Нередко неполная семья – это лишь временное явление, за ней может последовать новый союз (см. статью «“Осколочные” семьи явление частое, но временное» ).

Так или иначе, значительное число разводов привело к тому, что в каждом поколении все большее число детей, рожденных в полной семье, какое-то время воспитывается в неполной.

Если среди рожденных в 1970-е годы россиян в неполных семьях жили 16,1% респондентов, то среди детей 1980-х годов рождения в таких семьях воспитывались уже 20%, подсчитали Елена Чурилова и Дарья Гутина.

Они использовали данные общероссийского выборочного обследования «Человек, семья, общество», проведенного Институтом социального анализа и прогнозирования РАНХиГС в 2013 году.

Взросление в неполной семье сказывается на устойчивости отношений в браке и на биографии человека в целом, выяснили исследователи.

Статья Чуриловой и Гутиной «Влияние опыта проживания в неполной семье на социо-демографическое поведение детей» опубликована в журнале НИУ ВШЭ «Демоскоп Weekly». Из общей выборки – почти 9560 человек – авторы выделили тех, кто хотя бы какое-то время воспитывался одним родителем.

Таких респондентов оказалось 3622. Из них 1675 опрошенных – 1970-1979 годов рождения, а 1947 человек – 1980-1989 годов рождения.

Вопросник включал в себя разделы «Родители и родительский дом», «Браки, союзы, дети», «Образовательная биография», «Трудовая деятельность» и «Ценности и установки».

Дети из неполных семей менее образованны

Невзирая на тенденцию почти тотального высшего образования в России, дети, росшие в неполной семье, реже заканчивали вузы. Они чаще имели только среднее образование. Иными словами, у выходцев из таких семей отмечен более низкий уровень образования, выявили Чурилова и Гутина.

Исследователи учитывали число оконченных классов средней школы. Оказалось, что и «семидесятники», и «восьмидесятники», жившие до 15 лет в неполной семье, реже получали полное среднее образование, чем респонденты, воспитывавшиеся в семье, где были и мать, и отец.

С высшим образованием расклад такой: в поколениях 1970-1979 годов рождения его получили 40,1% юношей и девушек из полных семей и 26,4% из неполных, а в поколениях 1980-х годов рождения – 48,1% молодых людей из полных семей и 34,9% их неполных. Так или иначе, получается, что выходцы из неполных семей раньше начинают самостоятельную жизнь.

Дети из неполных семей раньше получают опыт близости

Более раннее взросление детей из неполных семей подтверждает и другое событие биографии – сексуальный дебют. Эта точка отсчета взрослости сдвигается на более раннее время.

Для «семидесятников» из полной семьи средний возраст вступления в первые интимные отношения – 18,7 года, из неполной семьи – 18,2 года.

В 18 лет половина юношей и в 19 лет половина девушек, воспитывавшихся отцом и матерью, уже имели опыт близости.

Среди выходцев из неполной семьи половина юношей прошла сексуальный дебют к 17 годам, а половина девушек – к 18 годам, отмечают Чурилова и Гутина.

Расклад среди «восьмидесятников», чье сексуальное взросление в целом происходит раньше, такой: средний возраст первой близости – 17,7 лет у юношей из полных семей и 17,3 года из неполных и 18,4 лет у девушек из полных семей и 17,9 лет из неполных.

Браки выходцев из неполных семей менее стабильны

Воспитание в неполной семье сказывается на представлении о браке и самом «строительстве» супружества.

«Очевидно, что отсутствие примера устойчивых отношений между родными матерью и отцом и примера решения конфликтных ситуаций может влиять на стабильность будущих брачных союзов детей, выросших в неполных семьях, или может затруднять выбор подходящего партнера», – высказывают предположение Чурилова и Гутина. Это подтверждают и цифры.

Среди респондентов, родившихся в 1970-е и выросших в семье с матерью и отцом, 23,1% имели опыт проживания с двумя партнерами и 8% с тремя и более партнерами.

А среди представителей поколения, выросших в неполной семье, с двумя партнерами жили 23,7% респондентов, а с тремя и более – 16,9% опрошенных.

Таким образом, вторая цифра, связанная с тремя партнерами, у выходцев из неполных семей оказывается более чем вдвое выше.

Более частая смена партнеров характерна и для поколения «восьмидесятников» из неполных семей. Среди воспитывавшихся родными родителями 15,9% информантов сменили двух партнеров, 8,3% – трех и более. Среди респондентов, росших в неполной семье, 20,8% имели опыт отношений с двумя партнерами, а с тремя и более – 9,7%.

Несмотря на то, что каждый пятый из поколения 1980-х еще не имел опыта совместного проживания с партнером, следует ожидать, что молодые люди, воспитывавшиеся в неполной семье, скорее всего, будут вступать в большее число отношений, прогнозируют авторы статьи.

Таким образом, жизнь в неполной семье ощутимо влияет на получение ребенком в будущем высшего образования, на возраст начала интимной жизни и на стабильность брака, резюмируют Елена Чурилова и Дарья Гутина.

Эти факты биографии детей из неполных семей согласуются с данными других исследований, которые говорят о том, что такие дети нередко хуже учатся в школе, раньше оставляют учебу и трудоустраиваются, быстрее начинают половую жизнь и вступают в брак, который, как выясняется впоследствии, оказывается шатким.

См. также:

Внебрачные дети – не значит безотцовщина
«Осколочные» семьи явление частое, но временное
Семья уменьшается и меняет облик
Молодежь жаждет самореализации
Россияне ценят традиционную семью
Институт семьи стремится к неформальности

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 13 февраля, 2015 г. Демография демография семья

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/news/177665790.html

«Осколочные» семьи явление частое, но временное

Сколько неполных семей в россии

Матерей-одиночек в России около 3 млн. Но при «эпидемии» разводов и одиночество, и брак отчасти превращаются в «эпизод», временное состояние. Каждая третья мать-одиночка спустя какое-то время воспитывает ребенка уже в полной семье. Исследование Сергея Захарова, опубликованное в электронном журнале «Демоскоп Weekly» Высшей школы экономики

Перепись одинокого материнства

Юридический статус одинокой матери – во многом вопрос самоопределения или договоренности с партнером. Он далеко не всегда отражает реальное семейное положение женщины, подчеркивает заместитель директора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров в статье «Одинокое материнство».

Обладательница справки из ЗАГС по форме № 25 («одинокая мать») вполне может счастливо жить в партнерском союзе, в том числе с отцом своего ребенка. И наоборот: разведенные женщины, дети которых растут без отцов, в неполной семье, по букве закона матерями-одиночками не считаются.

Работа о феномене одинокого материнства в России опирается на данные Росстата – переписи населения 1989, 2002 и 2010 годов, на сведения по ежегодной регистрации новорожденных в ЗАГСах и на исследование «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и в обществе» (РиДМиЖ; часть международного исследовательского проекта «Generations and Gender Programme», координируемого Европейской экономической комиссией ООН, а в России – Независимым институтом социальной политики).

Вот некоторые итоги исследования:

  1. В 1989 году число матерей-одиночек не превышало 2 млн. А в 2010 г почти достигло 3 млн. За 20 лет «армия» матерей-одиночек выросла в полтора раза.
  2. Доля таких женщин в общей численности матерей в России не превышает 18%.
  3. Доля детей до 18 лет, воспитываемых матерями-одиночками, в общей численности детей этого возраста – около 15%.
  4. Матери-одиночки часто кооперируются с родственниками – живут с ними единым сложным домохозяйством. Это и моральная опора, и экономия денег.
  5. У российских детей все больше шансов вырасти в семье с отчимом.  

Формальные и реальные матери-одиночки

Кризис семьи, рост разводов, депопуляция – именно в таком контексте обычно обсуждается тема одинокого материнства. Однако, уточняет Сергей Захаров, здесь возможна терминологическая путаница.

Мать-одиночка – это, по букве закона, женщина, родившая ребенка вне брака, при условии, что отцовство ребенка не установлено. То есть при регистрации ребенка в ЗАГС не было предъявлено совместное заявление родителей или нет решения суда об установлении отцовства.

Разведенные и овдовевшие женщины с детьми матерями-одиночками не признаются.

В то же время женщины со статусом «одиночек», которые, тем не менее, живут в гражданском браке и воспитывают ребенка, хоть и без «отца на бумаге», но фактически – в полной семье, имеют право претендовать на пособия и льготы, полагающиеся обладательницам справки по форме № 25.

И вот один из неутешительных выводов статьи: чем сильнее государственная социальная поддержка одиноких матерей, тем больше желающих получить этот статус.

Меркантильный интерес или боязнь огласки адюльтера?

Родители ребенка, которые решили остановиться на варианте «мать-одиночка», могут руководствоваться и тем, и другим.

Судя по исследованиям РиДМиЖ, обычно и женщина знает, кто отец ребенка, и мужчина осведомлен обо всех своих детях, в том числе внебрачных. Поэтому выбор в пользу статуса матери-одиночки – это не только самоопределение женщины, но и некая договоренность между партнерами, подчеркивает Сергей Захаров.

Так, мужчина, который завел ребенка на стороне, может бояться огласки адюльтера и разрушения брака и договаривается с партнершей о своем «устранении» от отцовства. Однако выбор статуса матери-одиночки может объясняться и чисто меркантильными соображениями партнеров – их желанием получить дополнительные пособия и льготы. 

Сергей Захаров приводит в пример красноречивый казус в Калужской области. Там с 1 января 2011 года Законодательное собрание установило щедрую поддержку матерям-одиночкам – пособие 5 тыс. рублей в месяц. Через год первые лица области раскаялись в этом. «Сам закон оказался антисоциальным, – заявил глава Заксобрания Виктор Бабурин.

– К нам едут, регистрируются, получают пособия и уезжают». Число детей одиноких матерей в области в 2011 году увеличилось на 40%. При этом улучшения демографической ситуации не было, упало число регистрируемых браков. Власти Калужской области нашли выход: «новоявленным» матерям-одиночкам начислять в месяц уже только по 400 рублей.

Безотцовщина как социальная норма?

На федеральном уровне статистика по одинокому материнству не ведется. Поэтому оценить число матерей-одиночек можно лишь на основании данных о ежегодной регистрации новорожденных в ЗАГСах.

За последние 20 с лишком лет Россия пережила всплеск «безотцовщины». Увеличилось число детей до 18 лет с юридическим статусом «без отца» – с 2,6 млн (1989 г.) до 3,9 млн (2012 г.).

Их доля от общего числа детей до 18 лет возросла с 6,5% до 14,5% (рис.1).

Рисунок 1. Оценка ежегодной численности детей до 18 лет, зарегистрированных при их рождении на основании заявления одинокой матери, и их доля в общем числе детей до 18 лет. Россия, 1989-2012 гг.

Источник: Демографический ежегодник России 2010. М.: Росстат, 2010. Неопубликованные данные Росстата и расчеты С. Захарова на их основе.

Одинокие матери рожают неоднократно

У респонденток, которые в ходе исследования РиДМиЖ сообщили, что никогда не были замужем, или которые никогда не состояли в союзах с совместным проживанием партнеров, среднее число рождений существенно превышает единицу, отмечает Сергей Захаров.

Иначе говоря, «единственное дитя» матери-одиночки – это несколько архаичный стереотип. На женщин, которые не выходили замуж, приходится 1,3 рождений. На женщин, никогда не проживавших с партнером, – еще выше, 1,6.

Это сейчас сопоставимо с суммарным коэффициентом рождаемости в России – средним числом рождений на одну женщину репродуктивного возраста – 15-49 лет. Этот коэффициент составляет 1,58, по данным Росстата за 2011 год.

Атомизация семьи

Число одиноких матерей в России растет. В 1989 году по переписи населения их насчитывалось до 2 млн. В 2002 году – до 2,5 млн. В 2010 г перепись населения насчитала до 3 млн матерей, претендующих на юридический статус «одиночек».

В общей численности матерей таких женщин в 1989 году было 7-8%, в 2002 – 10-12%. 2010 год дает цифру 15-18% матерей-одиночек.

Впрочем, очевидно, что феномен одиноких женщин – это гораздо более широкое явление, чем «юридическое» одинокое материнство. Из-за разводов (или вдовства) становится все больше неполных семей.

И далеко не все женщины с детьми сразу же вступают в новый брак.

Неизбежно существуют так называемые «осколочные» семьи, в которых дети какое-то время живут  только с матерью (с отцом после развода дети живут нечасто).

В исследовании Сергея Захарова подсчитано: в 2010 году одиноких женщин с детьми до 18 лет насчитывалось 5 млн. Неполные семьи с одинокими женщинами во главе составляли 24,1% от общего числа семейных ячеек.

В «осколочных» семьях в 2010 году воспитывались 6,2 млн детей до 18 лет, или четверть (25,5%) от общего числа детей, живущих в семьях. В городах больше разводов и, соответственно, больше семей-осколков.

Динамику одинокого материнства объясняет «большая» демография

С 2002 по 2010 год в картине одинокого материнства произошли, казалось бы, противоречащие друг другу изменения.

  1. Сократилось абсолютное число одиноких женщин с детьми до 18 лет (на 0,6 млн, или на 11%) и их доля в общем числе семей с детьми (с 26,8% до 21,1%) .
  2. Доля таких неполных семей увеличилась в общем числе всех типов семейных ячеек – полных и неполных, с детьми и без детей – с 22,9% до 24,1%. Подросла и доля детей до 18 лет, воспитываемых женщиной, не состоящей в браке – с 24% до 25,5%.

Такие разнонаправленные процессы объясняются демографией более общего порядка.

Во-первых, в возрастной структуре населения России произошло абсолютное и относительное сокращение числа женщин до 20 лет, которые характеризуются высоким риском рождения детей «без отца». Во-вторых, сокращалось и общее число семей при одновременном росте среди них числа бездетных супружеских пар. В итоге в общем числе семейных ячеек доля семей одиноких женщин с детьми до 18 лет повысилась.

Матери-одиночке проще жить с родственниками

Половина незамужних матерей с детьми живет в России в составе сложных домохозяйств и тем самым получает разного рода поддержку от родственников, отмечается в статье.

В постсоветские времена тенденция к «нуклеаризации» семей остановилась (нуклеарная семья предельно проста – включает супругов и их детей либо только супругов). Раньше молодые семьи старались отделиться. Сейчас родственники нередко съезжаются, чтобы вести хозяйство совместно (см. «Экономические кризисы сплачивают семью»). Это экономнее и обычно морально легче.

По переписи 2002 года, доля одиноких женщин с детьми всех возрастов, проживавших в составе сложных домохозяйств, составляла почти 41%. А по переписи 2010 года – 43%.

Гарантий от развода нет; но и одиночество преходяще

В России примерно каждая третья женщина, родившая первенца в полной семье, впоследствии имеет шанс воспитывать его какое-то время без мужа. А каждая третья мать-одиночка спустя какое-то время воспитывает ребенка уже в полной семье.

Неустойчивость брачного состояния постоянно повышалась у послевоенных поколений. Росла доля женщин, воспитывавших детей с разными мужьями. А значит, у детей повышались риски социализации (пусть временной) в неполной семье.

Для детей, рожденных матерью-одиночкой, средняя длительность воспитания в неполной семье сокращалась. Для детей, рожденных замужней матерью, средняя длительность воспитания в неполной семье, напротив, росла.

Так или иначе, условия социализации детей становятся все многообразнее, и это требует пристального внимания социологов, психологов и педагогов, заключает статью Сергей Захаров.

Полный текст статьи

См. также:

Американская семья отдаляется от брака
Выгодно быть женатым
Экономику спасет семья

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 6 июня, 2013 г.

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/news/177669851.html

НарушенийНет
Добавить комментарий